Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

С. В. Рахманинов. Рисунок Л. О. Пастернака.

Если вы когда-нибудь слышали записанный на пластинку Второй концерт Рахма­нинова в авторском исполнении, то, конечно, не остались равнодушными. Незабываемое впе­чатление производит эта вдохновенная, могучая и привольная музыка. И не знаешь, чем больше восхищаться: самой музыкой или ее исполне­нием, кого выше оценить — Рахманинова-ком­позитора или Рахманинова-пианиста.

Слушателям Рахманинова казалось, что он не знает никаких пианистических трудностей, таким блестящим, виртуозным было его испол­нение, отличавшееся огромной внутренней силой. И вместе с тем Рахманинов играл необычайно певуче.

«САМОЕ ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО ВСЯКОГО ИСКУС­СТВА — ЭТО ЕГО ИСКРЕННОСТЬ».

С. Я. РАХМАНИНОВ

Когда он аккомпанировал своему другу Ф. И. Шаляпину, то казалось, что вместе с певцом пел и рояль (см. ст. «Ф. И. Шаляпин»). Современники признали Рахманинова величай­шим пианистом XX в. А он был еще, кро­ме того, и талантливым дирижером, давшим своеобразное толкование многих классических произведений.

Особенности Рахманинова-пианиста отра­зились в творчестве Рахманинова-композитора. Недаром лучшие произведения он написал для своего любимого инструмента — фортепиано. Это прелюдии, этюды-картины, музыкальные моменты, 4 концерта для фортепиано с оркест­ром, «Рапсодия на тему Паганини» для форте­пиано с оркестром (1934) и др.

Когда произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, Рахманинов не понял ее значения. Он покинул родину, ото­рвался от той почвы, на которой выросло его творчество. За десять лет из-под его пера не вышло ни одного нового сочинения. Все это время он проводил в беспрерывных концертных поездках по разным странам.

Рахманинов до конца своих дней переживал глубокую внутреннюю драму. «Уехав из Рос­сии, я потерял желание сочинять. Лишившись родины, я потерял самого себя...» — говорил он. Когда же он вернулся к творчеству, то обратился к воспоминаниям о родной земле и народным русским песням («Три русские пес­ни для хора с оркестром», 1926). Самое замеча­тельное произведение, созданное им в конце жизни,— Третья симфония, русская по духу и музыкальным образам (1935—1936).

В годы второй мировой войны Рахманинов дал в Америке несколько концертов и весь денежный сбор направил в фонд Советской Армии. «Верю в полную победу»,— писал он тогда.

Музыка Рахманинова и сегодня волнует и радует миллионы слушателей, она увлекает силой и искренностью выраженных в ней чувств, красотой и подлинно русской широтой мелодий.

НАЦИОНАЛЬНАЯ МУЗЫКА В ДООКТЯБРЬСКОЙ РОССИИ

До Октябрьской революции многие из наро­дов России не знали иного искусства, кроме творчества своих национальных певцов, ска­зителей, танцоров. Так складывались истори­ческие судьбы народов Поволжья, Севера, Средней Азии.

В Прибалтике и Закавказье в XIX в. появи­лись замечательные произведения, которые стали классическими,— оперы, романсы, хоры и т. д. На Украине в 1863 г. начал свое путеше­ствие по оперным театрам веселый и озорной «Запорожец за Дунаем». В этой опере Семена Степановича Гулак-Артемовского (1813 —1873) песни, танцы, хоры, близ­кие по своим интонациям украинской народной песне, чередовались с разговорными диало­гами. В ней много юмора, светлой лирики, непо­средственности чувств.

А в конце XIX в. украинцы увидели на оперной сцене одного из своих любимейших героев — Тараса Бульбу. Оперу о нем и мно­гие другие произведения — хоровые, камерные, оперные — создал замечательный украинский композитор Николай Витальевич Лысенко (1842 — 1912): «Тарас Бульба» (1890) — национальная героико-патриотическая опера. Музыка ее мелодична, музыкальный язык осно­ван на украинском фольклоре. Тарас Бульба — герой украинского народа — обрисован в опере многогранно. Важное место занимают массо­вые сцены, образ народа — в центре оперы.

Композиторы, работавшие в царской Рос-

сии, порой испытывая прямое гонение и нацио­нальное угнетение, мужественно боролись с препятствиями, которые чинили власти раз­витию культуры.

У народов Российской империи почти не было профессиональной музыки, национальных исполнителей, не было своих музыкальных учебных заведений. Исключение составляли только такие крупные города, как Киев или Тифлис (Тбилиси). При исполнении музыкаль­ных произведений приходилось довольство­ваться случайным составом оркестра, неопыт­ными музыкантами, слабым хором. Помещение и сцена обычно не были приспособлены для оперного спектакля. Средств на постановку не хватало, поэтому костюмы и декорации производили убогое впечатление. В таких условиях были поставлены первые националь­ные оперы у армян, украинцев и других наро­дов.

И все же никакие трудности не могли пога­сить стремление людей к творчеству, к созда­нию своего национального искусства.

История народа, его сказания, легенды, предания, страницы героической борьбы за свободу и независимость оживали в первых классических образцах профессиональной му­зыки. Язык национального искусства — это прежде всего мелодии, ритмы, интонации, кото­рые веками шлифовали безымянные народные творцы. На эти мелодии опирался, например, композитор Узеир Гаджибеков (1885—1948),

Н. В. Лысенко.

3. П. Палиашвили.

Комитас.

439