Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Эти песни глубоко человечны и вызывают сочувствие к «униженным и оскорбленным».

Создавая песни и романсы, композитор обращался к поэзии М. Ю. Лермонтова («Мне грустно», «И скучно и грустно»), А. В. Коль­цова («Не скажу никому»), А. А. Дельвига («Шестнадцать лет»), В. А. Жуковского («Па­ладин»).

Но более всех Даргомыжский любил Пуш­кина. Пушкинские произведения легли в осно­ву его опер («Торжество Вакха», «Русалка», «Каменный гость»), многие стихи великого поэта композитор положил на музыку (романсы и песни «Ночной зефир», «Восточный романс», «Вертоград», «Мельник»).

В последние годы жизни Даргомыжского связывала крепкая дружба с молодыми компо­зиторами — членами балакиревского кружка «Могучая кучка» (см. ст. «Могучая кучка». М. А. Балакирев»). Его объединяли с ними общие взгляды на искусство, поиски новых

средств выразительности в музыке, решимость бороться за развитие национального русского искусства. Балакиревцы же высоко ценили романсы Даргомыжского, его «Русалку». Бла­готворная дружеская обстановка вызвала у Даргомыжского новый прилив творческой энергии, композитор начал работать над оперой «Каменный гость». Пушкинские стихи вошли в оперу почти неизмененными. Стре­мясь найти для каждого стиха соответствую­щую ему музыкальную фразу, раскрыть все переживания героев, все оттенки их речи, композитор писал оперу мелодическим речитативом. Он не оставлял работы до последнего дня своей жизни. Завершили оперу друзья Даргомыжского — композиторы Ц. А. Кюи и Н. А. Римский-Корсаков.

Композитор М. П. Мусоргский очень точно определил роль Даргомыжского в истории русской культуры, назвав его «великим учите­лем музыкальной правды».

Русская народная песня

Музыка любой страны обладает неповторимыми чертами. Особенно яр­ко выражены они в народном твор­честве, которое щедро расцветает задолго до развития профессиональ­ного искусства.

Песня — самый древний и самый любимый из всех жанров музыкально­го народного творчества. Вся красота и значение песни раскрываются в соче­тании музыки (искусства звука) и по­эзии (искусства слова). В мелодию (напев) вложено то же чувство, что и в слова песни.

Самые древние песни связаны с трудом человека. Их пели наши пред­ки славяне, когда ждали весну, обрабатывали свои поля, собирали урожай; песни эти называют кален­дарными или сезонными.

Когда приходилось поднимать или передвигать большие тяжести, лю­ди тоже объединяли свои усилия. Обычно кто-нибудь командовал: «Раз-два, взяли! Раз-два, еще раз». Из таких ритмических возгласов посте­пенно развились коротенькие при­певки, их интонации объединились в более широкие мелодии. Наиболее известная из них— песня «Эй, ухнем!». Хороводные, плясовые

песни пела молодежь по праздни­кам, когда хотела повеселиться.

В середине хоровода несколько его участников разыгрывали содержание песни. Это были бытовые сценки или подражание трудовым движениям при различных полевых работах. Иногда трудовые движения изображал весь хоровод (песни «Заплетися, плетень, заплетися!», «Основушку сную»).

Песни лирические не были связаны ни с определенным временем года, ни с праздником — их пели по настроению. В большинстве своем напевы этих песен широкие, сложные, гораздо более развитые, чем у песен других жанров, поэтому их называют в народе протяжными. Именно в этих песнях особенно полно отражались чувства русского человека, его Думы о жизни.

Из песен лирических самые люби­мые живут и поныне. Это «Лучина, моя лучинушка» (о тяжелой женской доле), «Ой да ты, калинушка» (о тоске молодого воина по родному дому), «Надоели ночи, надоскучили» (о девушке, загрустившей по милому).

Для протяжных песен характерно особое распевание стиха: в нем, кроме повторений и восклицаний («ой»,

«эх» , «ой да», «ах» и др.), не­редко распеваются по частям слова.

Такие повторения усиливали чув­ство, вложенное в песню.

Протяжные песни пели и в оди­ночку и хором. Обычно начинал за­певала — это чаще всего средний го­лос. Он же вел главную партию. Хо­ровые голоса — низкие и высокие — присоединялись к нему, как бы опевая, обвивая его. Все эти голоса исполняли основной напев песни, но свободно изменяли, варьировали его. Это в русском народе называли

«петь на подголоски». Хоровое пе­ние — наиболее характерный признак русского народного песенного искус­ства.

Профессиональная музыка была связана с народным творчеством с са­мых своих истоков.

В русских операх звучали не толь­ко подлинные народные мелодии. По­стигая музыкальный язык народа, композиторы перерабатывали в своей музыке мелодические попевки и ин­струментальные наигрыши. Во всей русской музыке не найдется ни одного крупного произведения, где бы не были введены народные мелодические обороты и ритмы.

422