Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

симфонические произведения и оперы. Позд­нее, став директором Придворной певческой капеллы, Бортнянский целиком посвятил себя созданию церковной музыки. Его духовные вокальные концерты, раскрывавшие светлые и глубокие человеческие чувства, мало похо­дили на однообразно-унылые церковные песно­пения и напоминали оперную музыку.

Очень одаренным был крепостной музыкант Даниил Никитич Кашин (1769—1841) — сочи­нитель фортепианного концерта, многочислен­ных вариаций на темы народных мелодий, оперы «Наталья, боярская дочь». Превосход­ный пианист, педагог и собиратель народных песен, он все свое творчество, все свои силы посвятил борьбе за развитие самобытного рус­ского искусства. Им были изданы обработки народных песен.

Кашин прославился как один из первых рус­ских концертных дирижеров. Он выступал в Москве с «роговой музыкой», т. е. с ансамб­лем, исполнявшим музыкальные произведения на охотничьих рогах, с большим оркестром и хором «российских музыкантов», которые играли сочинения русских композиторов.

В русской музыке XVIII в. особенно зна­чительным жанром стала опера. Гораздо силь­нее, чем европейская комическая опера, она была связана с передовыми идеями своего вре­мени, сочувственно обрисовывала образы про­стых людей, положение крепостных, сатириче­ски изображала пороки дворян и чиновников.

Опираясь на народное творчество, русские исполнители и композиторы XVIII в. подгото­вили расцвет и всемирное признание русской музыки в XIX в.

РУССКАЯ МУЗЫКА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

Алябьев, Варламов, Гурилев, Верстовский

Музыкальная жизнь России первой полови­ны XIX в. ознаменована необыкновенно ярким песенным расцветом. Песня звучит всюду: в глухих деревушках и рабочих поселках, в посадах, пригородах и помещичьих усадьбах. Отечественная война (см. т. 8 ДЭ, ст. «Отече­ственная война 1812 года») пробудила горячий интерес к боевым патриотическим песням. Свои особые песни появляются у интеллиген­ции — студентов, учителей, актеров, поэтов и писателей. Любимыми песнями становятся ямщицкая «Не белы снеги забелилися», «Вниз по матушке по Волге» и раздумчивая песня-романс «Среди долины ровныя» на слова А. Мерзлякова.

В середине 20-х годов повсюду зазвучала широкая, задушевная песня «Соловей мой, соловей». Эта прекрасная мелодия стала извест­ной и за рубежом и превратилась даже во вставную арию Розины (опера «Севильский цирюльник» Дж. Россини), а великий пианист Ф. Лист создал виртуозное переложение «Со­ловья» для фортепиано. Мало кто знал, что это не народная песня, что слова «Соловья» сочинил друг Пушкина Дельвиг, а музыку — дарови­тый композитор Алябьев.

Александр Александрович Алябьев (1787 — 1851) участвовал во многих сражениях, не раз

был ранен. Среди его друзей — А. С. Грибое­дов, поэт-партизан Денис Давыдов, будущие декабристы А. Бестужев и поэт Ф. Глинка. Много времени Алябьев отдавал музыке. С успехом шла веселая комическая опера Алябьева «Лунная ночь, или Домовые» (1822). Его чудесные русские песни, такие, как «Вечерком румяну зорю», пели не только в дворянских салонах, их подхватили крепостные песенники, ямщики.

После восстания 14 декабря 1825 г. (см. т. 8 ДЭ, ст. «Восстание на Сенатской площади») всех знакомых и друзей декабристов по любому поводу высылали. Нашли повод и для Алябьева; его приговорили к ссылке в Сибирь с лишением прав и дворянского звания. В Тобольске дея­тельный и энергичный Алябьев организует оркестр, устраивает концерты, сочиняет симфо­нические увертюры, лирико-драматические ро­мансы и песни. В них — волнующие компози­тора мысли и настроения, которые близки передовым людям того времени: тема изгнан­ничества и одиночества («Сижу на берегу по­тока» на слова Д. Давыдова, «Иртыш»), мечты о свободе («Узник» на слова Пушкина), тоска по родине («Вечерний звон»).

В 1832 г. Алябьеву разрешили поехать лечиться на Кавказ, который в те годы тоже

415