Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

опер с эффектными и запутанными сюжетами. Молодой Пуччини тоже отдал дань этим тради­циям в своих первых двух операх—«Виллисы» (1884) и «Эдгар» (1888). Однако в обеих опе­рах уже чувствовалось прекрасное мелодиче­ское дарование Пуччини; эти первые творения никому не известного провинциального юноши сразу заинтересовали итальянских критиков и издателей, а его третья опера — «Манон Леско» (1892) уже вызвала бурный восторг публики. «Пуччини истинно итальянский ге­ний,— писал один восторженный критик.— Его мелодии ласкают и целиком захватывают нас». Писатель Бернард Шоу назвал талантливого композитора прямым продолжателем творче­ских традиций Верди.

На оперные подмостки пришли простые горожане в своих будничных костюмах, непри­метные герои с естественными, невыдуманными чувствами. Вместо ослепительного дворцового великолепия и бурных романтических страс­тей — небогатая обстановка улицы, кабачка, городской квартиры. Новое направление в итальянской опере стало именоваться вериз­мом (см. ст. «Из истории итальянской оперы»). Публика с увлечением приняла лучшие оперы веристов, проникнутые горячим сочувствием к маленьким людям, страдающим от социаль­ной несправедливости.

Лирическая драма Пуччини «Богема» (1896) — одно из самых популярных и любимых произведений итальянского веризма. Герои «Богемы» — молодые художники, обитатели бедной комнатки на чердаке в Латинском квар­тале Парижа. Они вечно голодны, но веселы и бодры духом. Один из них — поэт Рудольф влюбляется в молоденькую белошвейку Мими; судьба их складывается трагически: опера завер­шается печальной сценой смерти Мими. Для глу­боко правдивого воплощения реальной жизни в опере Пуччини нашел новые, свежие худо­жественные приемы. Распевные ариозо то и дело сменяются гибкой вокальной декламацией, близкой к театральной речи. Партия оркестра тесно связана с ходом драматического действия. Музыка «Богемы», как и других лучших опер Пуччини, покоряет широтой и страстностью певучих мелодий, свободным и естественным ис­пользованием человеческих голосов. Именно в этом заключается секрет немеркнущего обаяния музыки итальянского маэстро.

В каждой из опер Пуччини стремился выполнить главную свою творческую задачу: «заинтересовывать, поражать и трогать сердца». В «Тоске» (1900) он рассказал о горест­ной судьбе римского художника Каварадосси, приговоренного к смерти за помощь револю­ционеру. В опере «Чио-Чио-сан» (1904) представлена трогательная история молодой японской женщины, покинутой неверным дру­гом — американским офицером. В опере «Девушка с Запада» (1910), написанной для нью-йоркского театра «Метрополитен-опе­ра», изображен быт калифорнийских золото­искателей. Здесь звучат мелодии из негритян­ского и индейского фольклора.

В начале XX в. Пуччини стал самым знаме­нитым музыкантом Италии. Его оперы с триум­фом ставились на сценах всего мира. Но сам он не любил шумной жизни европейских столиц, предпочитая им свое скромное имение Торре дель Лаго на берегу озера Массачуколи. Здесь, в деревенской тиши, создавал он новые заме­чательные творения, в которых обращался к бо­лее смелым и современным средствам выраже­ния. Это и одноактная драма «Плащ» из жизни парижской бедноты, и веселая комедия «Джанни Скикки» — о плутоватом фло­рентийском адвокате.

Джакомо    Пуччини.

Захватывает своим дра­матизмом его опера-сказка «Турандот» (1924), воскрешающая полуфантастические об­разы древнего Китая. Но как бы ни усложнялся музыкальный язык Пуччини под влиянием нового времени, он до последних дней оставался убежденным художником-реалистом.

МУЗЫКА ФРАНЦИИ

Даже в самые темные и глухие времена сред­невековья во Франции звучали на празднествах и гуляньях песни, танцы. Сам народ складывал эти песни — безвестные и талантливые поэты и музыканты.

А в XII столетии сначала на юге, в Провансе, а следом и в других французских провин­циях появляются «изобретатели» песен. Больше ста имен труверов и трубадуров (эти слова про­исходят от французского глагола «трувэ» — изобретать) донесла до нас история. «Водили хороводы и рыцари и дамы и в такт слагали песни...»

Но песни «изобретали» не только знатные рыцари или короли, но и горожане и ремес­ленники (см. ст. «Музыка средневековья и эпо­хи Возрождения. Музыка XVII в.»). Их песни вместе с песнями народными стали тем источ­ником, тем родником, откуда берет начало ши­рокая и полноводная река музыкального ис­кусства Франции.

В XVII столетии, при Людовике XVI, рас­цветает пышное и блестящее искусство при­дворной оперы. В «великое столетие» (так имену­ют французы XVII в.) опера, как и произведе­ния других жанров, должна была служить про­славлению и возвеличению королевской власти. Отсюда ее сюжеты — «строгие, важные и ис­полненные мудрости» и музыкальный стиль — торжественный и высокопарный.

Но даже в музыке создателя французской оперы Жана Батиста Люлли нередко звучали простые народные напевы, исполненные грации и красоты.

И эти отзвуки народных песен и танцев еще слышнее, еще отчетливее прозвучали в музыке замечательных французских клавесинистов пер­вой половины XVIII в.— Франсуа Куперена (1668—1733) и Жана Филиппа Рамо (см. ст. «Из истории французской оперы»). Именно у них достигла своего расцвета танцевальная сюита, в которую входили самые разнооб­разные по своему характеру народные танцы. В изящных, отточенных миниатюрах (неболь­ших музыкальных пьесах) этих композиторов мы встречаем и образы природы («Вихри», «Ку­кушка»), и картины народной жизни («Сбор­щицы винограда», «Жнецы», «Молотобойцы»). Громом пушек при взятии Бастилии отме­чено начало новой эпохи не только в истории, но и в музыкальном искусстве Франции. Недаром в 1791 г. Парижский конвент издает специальный закон о музыке: «Отныне музыка не долж­на замыкаться в самой себе.

«Марсельеза».  1792.

Она должна стать гражданским актом. Место музыки — на полях сражений, на площадях, среди народа».

И в это грозовое время родилась великая песня победившего народа — «Марсельеза», созданная в 1792 г. капитаном революционных войск Клодом Жозефом Руже де Лилем (1760— 1836). Рядом с нею звучали народные песни Великой французской революции «Карманьола» и «Саира» («Дело пойдет на лад»), велича­вые и торжественные «Траурный марш» и «Гимн свободе» Ф. Госсека, «Походная песнь» Э. Меюля и др.

Отзвуки революции продолжали жить в искусстве французских музыкантов последующих

378