Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ской «большой оперы» (см. ст. «Из истории французской оперы»), но искренность чувств, рас­крытие психологического содер­жания, чистота мелодического рисунка придают «Аиде» иной, более правдивый характер. Ор­кестр здесь значительно богаче и разнообразнее, чем в других операх Верди. Он играет важ­ную роль: характеризует геро­ев, окружающую обстановку, пейзаж. Композитор мастерски вводит в музыку оперы восточ­ный колорит.

Вслед за «Аидой», принесшей автору триумфальный успех, по­является одно из самых заме­чательных произведений Вер­ди — «Реквием» (1874), на­писанный на смерть борца за свободу Италии — писателя Мандзони. Музыка «Реквиема» род­ственна операм Верди: она от­личается образностью, глубокой выразительностью, красотой ме­лодий.

После    «Аиды»     в     течение 15  лет Верди  не   писал   новых опер. Это был период подготовки к новым твор­ческим  достижениям,   период  раздумий   о   пу­тях   итальянской   оперы.

Музыка Италии 70—80-х годов переживала кризис, в ней господствовали безыдейность и подражательность. В такой обстановке 74-лет­ний Верди создает шедевр реалистического оперного искусства — «Отелло» (1887). Ха­рактеры героев, напряженность драматиче­ского действия, трагическая развязка (смерть Дездемоны и Отелло) воплощены в музыке с под­линно шекспировской силой. Вместо увертюры прологом к опере служит сцена бури — возвра­щение Отелло на Кипр. Это не просто картина природы, она вводит в драму, дает характе­ристику Отелло — героя, любимца народа и Яго — злобного честолюбца. Замечательный фи­нал третьего действия, в котором участвует много действующих лиц, при всей своей слож­ности написан ясно и классически стройно. Предсмертная песня Дездемоны об иве трогает безыскусственностью, чистотой и свежестью.

Проходит несколько лет, и как националь­ное торжество отмечает Италия появление 26-й, последней оперы Верди — «Фальстаф» (1893) по мотивам Шекспира. Случай исключи-

Эскиз    костюма    Риголетто    к    опере «Риголетто»     Дж.    Верди.   Художник М. И. Курилко. Большой театр. Москва. 1924.

тельный: 80-летний композитор создает произведение, полное непосредственности, юношеской свежести, юмора. Музыкальная характеристика действующих лиц, особенно Фальстафа, дана с необычайной для комической оперы глубиной.

Годы не отдаляют от нас творчество Джузеппе Верди. На­против, в исторической перспек­тиве оно раскрывается во всем своем значении — подлинно но­ваторское, корнями глубоко вросшее в национальную почву, мужественное и оптимистиче­ское.

ДЖАКОМО     ПУЧЧИНИ (1858—1924)

На севере Италии, в про­винции Тоскана, есть старин­ный городок Лукка. Здесь, на узенькой улочке виа ди Поджиа, на стене потемневшего от ветхости дома красуется памят­ная доска: «В этом доме 22 декабря 1858 года родился Джакомо Пуччини, происходящий из древнего рода музыкантов и достойный вечно< живых традиций своей родины. Он создал лег­ко запоминающиеся, правдивые и изящные мелодии, обогатив их новыми голосами жизни». Джакомо — один из шестерых детей мест­ного учителя-музыканта — рано вынужден был: сам с большим трудом пробивать себе дорогу. Мальчик пел и играл на органе в церкви, зара­батывая себе на жизнь. Лишь в 18 лет он впер­вые услышал оперное пение. Рассказывают, как: он пешком отправился в соседний город Пизу, чтобы побывать на опере «Аида» прославлен­ного Верди (см. ст. «Джузеппе Верди»). Там, на галерке старого театра, потрясенный вели­чием вердиевской героической музыки, юный Пуччини поклялся стать оперным компози­тором.

Несколько лет Пуччини учился мастерству композиции в знаменитой Миланской консер­ватории. Сперва пробовал свои силы в симфо­нической и хоровой музыке, но главное его вни­мание привлекала опера. В то время — это было начало 80-х годов — в Италии уже уга­сала давняя традиция пышных романтических.

376