Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Герои его опер тоже простые люди — бедные художники, бродячие комедианты, белошвейки. Мелодии Пуччини — горячие, полные эмоцио­нального подъема, как и у других веристов. Но оперы этого замечательного композитора — «Богема», «Тоска», «Чио-Чио-сан»—богаче по образам, мыслям, гораздо тонь­ше по мастерству. Пуччини недаром называют продолжателем искусства Верди.

В XX в. в Италии появляются новые оперы, хотя реже, чем в прежние времена. Их ав­торы — известные композиторы Ф. Малипьеро, О. Респиги, Л. Даллапиккола. Продолжает развиваться опера в стране, которая была колы­белью этого прекрасного искусства.

ДЖОАККИНО РОССИНИ (1792-1868)

При имени Россини всегда вспоминается его опера «Севильский цирюльник» (1816) на сюжет комедии французского писателя Бомарше (см. т. 11 ДЭ, ст. «Пьер Огюстен Бомарше»).

Прошло более 150 лет с тех пор, как эта опера была впервые показана на сцене римского театра «Арджентина». В этот день в зале при­сутствовало немало противников оперы, оскорбленных сатирическим изображением мона­хов и феодального общества. А во время спек­такля начались «случайные» недоразумения: оборвались струны на гитаре влюбленного гра­фа Альмавивы; неизвестно откуда появившаяся кошка с жалобным мяуканьем металась по сцене; вероломный монах дон Базилио, спот­кнувшись у порога, растянулся во весь рост и пел свою арию о клевете с окровавленным лицом, под хохот и улюлюканье всего зала. Это был провал оперы, жестокий провал.

Однако после второго представления оперы возле дома Россини собралась огромная ли­кующая толпа, улицу оглашали торжественные крики: «Да здравствует наш Россини!»

Почему так случилось? Да потому, что на втором представлении зрительный зал запол­нили истинные друзья жизнерадостного искус­ства — простые люди Италии, студенты, цве­точницы, ремесленники, ненавидевшие все мрач­ное и жестокое, что подвергалось осмеянию и в сатире драматурга Бомарше, и в сверкаю­щих каскадах музыки Россини. Снова была одержана победа передовым искусством, смело выступавшим на защиту человеческого счастья.

Джоаккино   Россини.

Народ Италии находился в полной власти австрийских поработителей и собственных фео­далов. Во время наполеоновских походов вся Италия и множество других стран были залиты потоками крови. Лучшие люди Италии объеди­нялись в кружки и отряды, ставя целью своей жизни освобождение родины. Джоаккино Рос­сини не участвовал в народных отрядах, куда входили наравне с тысячами патриотов многие поэты, писатели, художники его родины. Он избрал своим оружием искусство сарказма, веселья, непримиримой иронии.

И вот началось триумфальное шествие по странам «Севильского цирюльника», повсюду покорявшего аудиторию острой сатирой, неотра­зимой легкостью и красотой мелодий.

«Бесценная жемчужина итальянской музы­ки»,— говорил об опере «Севильский цирюль­ник» гениальный композитор Чайковский. Но не одной только этой оперой ограничена певу­чая и звонкая слава Россини. На заре юности им написано несколько безделушек — фарсов, музыкальных комедий, нередко принимавшихся; с большим успехом. К этому надо добавить, что Джоаккино Россини в одинаковой мере чувствовал склонность и к остроумной коми­ческой опере-буффа, и к опере-сериа, повест­вующей о героико-трагических событиях. Так, в один год (1813) на долю Россини пришлось два театральных триумфа. Первый — герои­ческая мелодрама «Танкред» (по мотивам трагедии французского писателя Вольтера) — повесть об отважном рыцаре Танкреде и его возлюбленной Аменаиде, восхваление пламен­ной любви к отечеству. Смелая фантазия под­сказала композитору немало запоминающихся

373