Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

мительной повседневной скукой и духовным убо­жеством, с той жизнью, которую предлагала ему Германия середины прошлого века. Это от ее тупых обывателей бежал он в страну чудес­ных вымыслов и фантазии; это против ее укла­да и законов, сковывающих мысль и чувство, подавляющих свободу духа, протестовал он своей музыкой.

Любимым инструментом Шумана было фор­тепиано — для него написал композитор самые лучшие свои сочинения. Обычно это музыкаль­ные повествования о каких-то событиях, о лю­дях, близких композитору, о литературных героях, полюбившихся ему, о его поэтических грезах и фантастических видениях.

В «Бабочках» (1831) — одном из пер­вых изданных произведений Шумана — перед нами возникает картина костюмированного ба­ла, где, по замыслу композитора, встречаются герои книги И. П. Рихтера «Годы юности». Это два брата (один — мечтательный и задумчи­вый, другой — порывистый и горячий) и мо­лоденькая девушка, в которую оба влюблены. Композитор красочно повествует в звуках о мо­лодости и поэзии, о красоте искусства и жизни, выразительными мелодиями лепит запоминаю­щиеся образы.

В эпизодах «Бабочек» оживают и другие персонажи костюмированного бала. Коротень­кие пьески рисуют то грустные, то мечтатель­ные, а иногда очень забавные сценки. Последняя картина — разъезд гостей. Маски постепенно расходятся, на опустевших ночных улицах за­мирают звуки народного немецкого танца, ко­торый в старину исполнялся на всех веселых праздниках; бьют башенные часы...

Однако литературные образы, тончайшие переживания, романтические грезы вовсе не заслоняют от Шумана современной ему действи­тельности. «Как меня волнует все, что происхо­дит на свете,— пишет он,— политика, литера­тура, люди... Меня захватывает все современное, выдающееся, и все это я стремлюсь выразить в музыке». Романтик Шуман всем своим твор­чеством яростно борется с мещанством и пош­лостью в жизни и искусстве, страстно зовет к служению передовым идеалам. Эти убежде­ния он отстаивает и в основанном им «Новом музыкальном журнале».

Одно из самых интересных сочинений Шу­мана — фортепианный цикл «Карнавал» (1835). В этих пестрых фантастических картинах воплотилось многое из жизни, увлечений и по­мыслов молодого Шумана в лучшую пору его жизни. Вот мелькают обычные карнавальные

маски — Арлекин с Коломбиной, Пьеро, тан­цующие буквы; рядом с ними в музыкальных зарисовках появляются образы людей, дорогих Шуману: молодой Фридерик Шопен, музыкой которого Шуман горячо восхищался; Никколо Паганини, итальянский скрипач, увлекавший всех своей гениальной игрой; юная пианистка Кьярина (это юная Клара Вик, которая через несколько лет стала женой Шумана). Здесь же и вымышленные герои: пылкий, стремительный Флорестан и мечтательно настроенный Эвсебий — представители придуманного Шуманом содружества истинных художников «Давидово

Роберт Шуман. Литография     не­мецкого     худож­ника     Й.   Крихубера. 1839.

братство», которое борется за новое, прекрас­ное, возвышенное искусство. Шуман прослав­ляет торжество жизни и искусства в «Марше Давидова братства», завершающем «Карнавал». Это самые светлые и радостные страницы его творчества.

Фортепианный цикл Шумана «Крейслериана» (1838) навеян новеллами писателя Гофмана (см. т. 11 ДЭ, ст. «Эрнст Теодор Ама­дей Гофман»). Здесь оживает облик вдохновен­ного музыканта Иоганна Крейслера, его грезы, мечты и видения. Крейслер, глубоко страдаю­щий от обывательщины в жизни и искусстве, ведет с ней мужественный поединок. Этот бо­рец-одиночка сродни самому Шуману.

Многие сочинения Шумана написаны для детей и о детях («Детский альбом», или «Альбом

365