Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Но все сюжеты из священных книг Бах понимал лишь как повесть о людях, их жизни и смерти, их страданиях, радостях, правоте или заблуж­дениях. Людей, живых людей, он видел и вопло­щал в любом сюжете, в любом своем произведе­нии. Вот почему мы говорим о музыке Баха, что она человечна, что она отражает наш внут­ренний мир.

И это мы говорим не только о сюжетных, во­кальных произведениях Баха; композитор на­писал много произведений инструментальной музыки: клавирные (фортепианные) сюиты — «английские», «французские», сборники прелю­дий и фуг1, концерты. Писал он для скрипки сонаты и сюиты, а для органа — своего любимо­го инструмента — фантазии, концерты, прелю­дии. Повсюду в этих сочинениях мы находим силу и непосредственность, живые чувства. Как задорно, лукаво, порой озорно звучат ве­селые танцы из фортепианных сюит! Ведь Бах умел не только трогать слушателя выражением глубоких чувств, но и веселиться, любя приро­ду, радуясь солнцу и молодости! Отголоски этой радости, так же как и печальных размыш­лений и лирики, мы встречаем на страницах знаменитого сборника «Xорошо темпе­рированный клавир» (2 тома, 1722, 1744). Эти пьесы — прелюдии и фуги — Бах написал для фортепиано нового устройства, по-новому настроенного (темперированного). Такое фортепиано тогда, в его времена, еще только начинало свою жизнь. Тогда инстру­мент этот казался совсем необычным, странным. Но Бах с восторгом принял его и отозвался на его создание замечательным произведением, которое до сих пор считают «энциклопедией фортепианной игры».

Современники Баха плохо разбирались в его творчестве, не понимали его, и потому оно ка­залось им странным, чересчур «ученым», как они говорили. Лишь спустя полвека после его смерти люди начали открывать для себя его бессмертную музыку. Тогда во взволнованных мелодиях они услышали то, чего не хотели и не умели слышать современники Баха,— голос живого человека, глубоко и живо чувствую­щего, одинокого и непонятого, но не сдающе­гося, сильного духом. В этом голосе ясно улав­ливается сочувствие к любому человеческому горю, которое было для композитора тем бли­же и понятнее, чем более одиноким он себя чувствовал.

Клавесин Баха.

Жизнь Баха протекала нелегко — от самых ранних лет его сиротской юности и обремени­тельной службы в церквах Эйзенаха, Ордруфа, Люнебурга (все это захолустные городки Гер­мании) до зрелых лет и старости. Но чем труд­нее становилась служба и жизнь, тем сильнее, несокрушимее была его вера в мощь искусства и человеческого разума. Именно это делает музыку Баха всегда живой, неумирающей.

КРИСТОФ  ВИЛЛИБАЛЬД    ГЛЮК (1714-1787)

О том, каким был в зрелые годы прослав­ленный композитор, мы узнаём из знаменитой новеллы немецкого писателя Гофмана «Кавалер Глюк» (см. т. 11 ДЭ, ст. «Эрнст Теодор Амадей

1 Фуга — музыкальное   полифоническое   произ­ведение.

351