Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

СОВЕТСКОЕ ПОСЛЕВОЕННОЕ ИСКУССТВО

Кончилась война. Художники вернулись в мастерские. Рядом с шинелями легли на дно сундучков вещевые мешки, в которых еще сов­сем недавно хранились блокноты или связки бумаг с документальными зарисовками павших и живых однополчан, покинутых и вновь от­битых у врага деревень, бесконечных дорог. Быстрые, порой небрежные зарисовки в блок­нотах военных лет теперь воплощались в кар­тины, гравюры, скульптурные памятники, взвол­нованно рассказывающие о недавних боях и их участниках.

В Третьяковской галерее, в Центральном музее Советской Армии в Москве, в Русском музее в Ленинграде, в музеях Киева, Новгорода и других городов страны хранится художествен­ная летопись Великой Отечественной войны. Картина украинца В. Г. Костецкого (р. 1905) «Возвращение» (1947) рассказывает о возвращении солдата, о его встрече с семьей, «Конец» (1948) Кукрыниксов — о возмез­дии, постигшем гитлеровцев (обе в Третьяков­ской галерее в Москве).

Взволнованно повествуют о войне и полные искреннего чувства и свежих личных впе­чатлений полотна военного художника студии имени Грекова, прошедшего с войсками от Мо­сквы до Берлина, Б. М. Неменского (р. 1922). Его картина «Мать» (1945) рассказывает о старой крестьянской женщине, приютившей во время отступления у себя в избе солдат, о глу­бине ее страданий. Медицинским сестрам по­священы его картины «Сестры наши» (1952) и «Машенька» (1956, см. илл., стр. 328—329). Из блокнотов военных лет взял Неменский темы и для своей картины «3емля опаленная» (1957; Третьяковская галерея и Музей Советской Армии, Москва).

После войны окончательно утвердилась тра­диция устраивать периодические выставки-от­четы художников — всесоюзные, республи­канские, областные. На этих выставках зрите­ли, многие из которых бывшие фронтовики, вновь встречались со своим военным прошлым. То, что для людей невоевавших уже станови­лось историей, для них оставалось самым неза­бываемым, грустным и гордым воспоминанием на всю жизнь.

В документальных изображениях переправ, оборон и штурмов художники-фронтовики преж­де всего видели судьбы очень близких и дорогих себе людей.

Во многих городах были установлены памят­ники воинской славы. Один из лучших — па­мятник Победы в Калининграде (1946), в создании которого принимал учас­тие замечательный литовский скульптор Юозас Микенас (1901—1964). Фигуры двух бронзовых солдат с автоматом и знаменем в руках полны напряженной решимости, их движения стре­мительны.

Широкую известность среди монументов, воздвигнутых после войны, получил памят­ник воинам Советской Армии в Берлине (1949; архитектор Я. Б. Белопольский (р. 1916), скульптор Е. В. Вучетич (р. 1908), художник А. А. Горпенко (р. 1916); см. ст. «Мемориальный ансамбль в Берлине»).

Чувство величия Родины художники пере­давали не только в памятниках и картинах о войне, в рассказах о делах современников. Большое место в послевоенной живописи занял пейзаж. С. В. Герасимов воспевал Подмосковье, окрестности Можайска; с тонким лиризмом под­мечал он еле заметное движение, происходящее

С.   А.   Чуйков.      Дочь   Советской   Киргизии.   1948.

Холст, масло.  Государственная Третьяковская галерея.

Москва.

314