Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ников, несмотря на новизну дела, на экономи­ческие трудности в стране, восстанавливавшей хозяйство после военной разрухи, были пора­зительны. В 1925 г. в Париже была органи­зована Всемирная выставка декоративных ис­кусств. И тогда неожиданным для многих на Западе оказалось, что у декоративного искус­ства молодой Советской России можно многому научиться — точности и смелости конструктив­ных решений, экономичности, красоте простых форм. Уже сам советский павильон, построен­ный архитектором К. С. Мельниковым (р. 1890), на редкость простой и четкий, был как бы про­образом архитектуры будущего.

Новое направление в архитектуре этого времени получило название конструкти­визма. Архитекторы работают над проек­тами рабочих клубов, проектируют парки отды­ха, электростанции и заводы. Замыслы И. Лео­нидова, А. Никольского и других мастеров до сих пор не утеряли своей актуальности. И сейчас в больших городах — Москве, Ленинграде, Харь­кове — среди новой застройки мы часто встре­чаем строгие и даже суровые дома 20-х годов. На них нет никаких украшений: ни колонн, ни лепнины. Это скромные кирпичные или се­рые оштукатуренные дома. Но жить в них хорошо: большие окна, удобная планировка квартир. Сюда переехали из подвалов и тру­щоб рабочие семьи. О строгой красоте архи­тектуры тех лет говорят многие сооружения Москвы: и здание «Известий» с рядами огромных окон архитектора Г. Бархина, и дом на Новинском бульваре архитектора М. Гинзбурга, и здание Цен­трального статистического уп­равления на улице Кирова французского архитектора Ле Корбюзье, советского архи­тектора Н. Колли и других, а также стреми­тельное полукольцо плотины Днепро­гэса, возведенное по проекту группы архитек­торов во главе с В. Весниным (см. ст. «Ар­хитекторы братья Веснины»). Среди извест­нейших созданий архитектуры тех дней — Мавзолей В. И. Ленина архитекто­ра А. Щусева (см. ст. «Мавзолей В. И. Ленина»).

Сложными были пути исканий, которыми шли художники, скульпторы, графики, архи­текторы 20-х годов. Не все было гладко в раз­витии искусства этого переходного и трудного в жизни страны времени, не всегда поиски были удачны. Одним художникам мешал фо­тографизм — они только регистрировали ход событий, другие предавались крайним экспе­риментам, третьи не могли ясно выразить свою мысль, четвертые сомневались, нужно ли их искусство. Однако везде — и в Москве, и в Тбилиси, и в Киеве — художники, хотя и по-разному, рассказывали об одном и том же: о героях революции, о новой жизни, которая про­должалась на их глазах и в которой они при­нимали участие. Искусство этой эпохи — искус­ство мечты, искусство, устремленное в будущее.

Мавзолей В. И. Ленина

В середине главной площади Со­ветской страны — Красной площади Москвы, окруженной живописными стенами и башнями Кремля и узорча­тыми главками собора Василия Бла­женного, стоит небольшое здание. На его фасаде крупными буквами написано: «Ленин».

...В один из незабываемых траур­ных дней января 1924 г. в Кремль пригласили известного русского архи­тектора Алексея Викторовича Щусева (1873—1949): народ хочет сохранить

облик Ленина для будущих поколе­ний, срочно нужно спроектировать мавзолей.

В эту ночь Щусев не ложился. Уже к утру был готов эскиз, а ко дню похорон великого вождя на Красной площади стояла небольшая деревян­ная усыпальница. Позже ее заменил деревянный мавзолей, который про­стоял 5 лет. Стоящее ныне на площа­ди здание из бетона и красного и чер­ного гранита в основном сохранило форму деревянного мавзолея.

На мощном основании, в котором сделан монументальный вход в Мав­золей, покоится ступенчатая пира­мида. Ярусное построение Мавзолея своеобразно перекликается с шатро­выми башнями Кремля и собора Ва­силия Блаженного. Мемориальный и в то же время торжественный образ Мавзолея, один из уступов кото­рого в дни народных торжеств превра­щается в главную трибуну страны, придал всей площади новый характер.

В цветовой гамме площади Мавзолей; красные и черные камни которого на­поминают революционное знамя с траурными полосами, также занял центральное место.

В мемориальный ансамбль вошли монументальные надгробия позади Мавзолея и ниши в древней стене Кремля, где покоится прах выдаю­щихся деятелей Советского государ­ства и международного коммунистиче­ского движения.

Подлинное благоговение охваты­вает посетителя, когда он попадает внутрь Мавзолея, в кубический черно-красный зал, в центре которого установлен хрустальный саркофаг.

Характерно, что памятник решен чисто архитектурными средствами, языком крупных геометрических форм. Архитектор не прибегнул к помощи ни скульптуры, ни живописи. Только буквы на фасаде, складывающиеся в великое имя, чуть-чуть напоминают орнамент.

291