Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

И когда лозунгом эпохи стал призыв Мая­ковского: «Улицы — наши кисти, площади — наши палитры», искусство уже во многом было готово к выполнению этой роли. Из мастерских оно вышло на улицу, чтобы бороться за новую жизнь, превратилось в агитатора, став необ­ходимым стране, как хлеб и уголь. Эта новая роль искусства породила новые виды художе­ственного творчества, выдвинула на первый план те виды, которые обладают способностью агитировать, обращаясь к широким людским мас­сам, которые могут призывать народ к борьбе.

Одним из таких видов искусства стал политический плакат.

Трудно понять без плаката то, что мы обыч­но называем эпохой военного коммунизма. Не­смотря на нехватку бумаги, разруху в типо­графском деле, плакаты печатались огромными по тем временам тиражами. В безграмотной России плакат успешнее, чем газета, мог агитировать за новую власть, поднимать народ на борьбу. «Ты записался доброволь­цем?» (1920) — строго обращался к прохо­жему красноармеец с одноименного плаката

Д. С. Моора (1883—1946). Он призывал немед­ленно дать ответ. Это было обращение к каж­дому, кто мог стать в строй. В 1922 г. Моор соз­дал другой знаменитый плакат — «Помоги!», взывавший о помощи голодающим Поволжья. Белая фигура изможденного крестьянина на черном фоне и сломленный колос — вот и весь скупой рассказ художника. Однако он произ­водил огромное впечатление на людей.

По Петрограду расклеивались плакаты В. В. Лебедева (1891 — 1967). Они обращали на себя всеобщее внимание, мимо них нельзя было пройти, не остановившись. Яркие, необычные по рисунку и цвету, они страстно агитировали за революцию. Плакаты Моора и Лебедева — броские лозунги, они не требовали расшиф­ровки, не требовали долгого разглядывания. Они были ясны сразу и до конца.

Плакаты другого крупного мастера — В. Н. Дени (1893—1946), наоборот, нужно было рас­сматривать внимательно. Дени очень занима­тельно и зло рассказывал о контрреволюцио­нерах, капиталистах-толстосумах, попах, кула­ках и прочих бывших, показывая их страх пе­ред революцией, заставляя зрителей смеяться над ними.

В тяжелые годы гражданской войны плакат был приравнен к штыку. И не случайно на плакатах тех лет внизу есть короткая, но пол­ная смысла надпись: «Тот, кто срывает этот пла­кат, совершает контрреволюционное дело».

События требовали немедленного отклика, нужно было искусство, которое могло бы стать своего рода изогазетой, доступной каждому. И осенью 1919 г. в витрине магазина, недалеко от нынешнего здания Моссовета, появилось «Окно РОСТА» (Российское телеграфное агентство), нарисованное художником М. Черемных. Вслед за Москвой «Окна РОСТА» стали выпускать в Петрограде (здесь работали В. Ле­бедев, В. Козлинский и др.), Баку, Киеве и дру­гих городах.

Но самые знаменитые московские «Окна РОСТА» создали М. М. Черемных (1890—1962) и В. В. Маяковский (1893—1930). Они вырабо­тали особый, «телеграфный» стиль «окон»: в каж­дом выпуске было несколько простых лаконич­ных рисунков, а под ними — короткий, но очень меткий текст. Маяковский вспоминал, как по вечерам он подкладывал полено под голову вместо подушки, чтобы не проспать и успеть нарисовать ресницы колчакам и Деникиным в очередное «окно». «Окна РОСТА» даже нередко опережали газету. Это была настоящая война художников против старого мира.

284