Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Н. Пиросианишвили. Рыбак. Клеенка, масло. Музей искусств Грузинской ССР. Тбилиси.

ковых построек; одновременно рождалась но­вая станковая живопись и графика, и проис­ходило это, конечно, под сильным влиянием русского искусства.

Такие художники, как С. А. Нерсисян (1815— 1884), пейзажист Г. З. Башинджагян (1857—1925), исторический живописец и график В. Я. Суренянц (1860—1921) в Армении, Г. И. Габашвили (1862—1936), А. Р. Мревлишвили (1866—1933) в Грузии и другие, внимательно учились у рус­ских художников. (Работы этих художников можно увидеть в Ереване, в Картинной галерее Армении, и в Тбилиси, в Музее искусств Гру­зинской ССР.)

Очень интересные мастера начинают свой путь в искусстве на рубеже прошлого и нашего веков, в частности азербайджанские графики А. А. Азим-заде (1880—1943) и Б. Ш. Кенгерли (1892—1922), армянский портретист С. М. Агаджанян (1863—1940), скульптор Г. М. Гюрджян (р. 1892), живописец М. С. Сарьян (см. ст. «М. С. Сарьян»), грузинский скульптор Я. И. Николадзе (1876—1951), учившийся в Париже у крупнейшего скульптора прошлого ве­ка О. Родена.

Когда сравниваешь работы мастеров второй половины XIX в. с произведениями художни­ков начала XX в., то сразу понимаешь тот сдвиг, который произошел в их творчестве за полвека. У художников второй половины прош­лого века эпизоды из жизни своих народов на­писаны так, как это написал бы коренной пе­тербуржец или москвич. У художников на­чала нашего века, не говоря уже об их большем мастерстве, мы чувствуем и национальное свое­образие формы произведений.

Но, пожалуй, больше, чем профессионалов, было в Закавказье художников-самоучек. Са­мый известный из них — Нико Пиросманишвили (1860—1918). Судьба его трагична. Полуголод­ный, он за обед рисовал для духанов свои шедевры. Он любил изображать пиры, когда люди веселятся и забывают о своих обидах. Великолепно рисовал Пиросмани (так он иног­да подписывался) оленей и медведей, по-человечески грустных и все понимающих... В его творчестве мы узнаем мир, каким пред­ставлял его простой человек, умеющий радо­ваться жизни и грустный, которому все вокруг напоминает о том, как несправедлива жизнь. (Большинство картин Пиросманишвили хра­нится в Тбилиси, в Музее искусств Грузин­ской ССР.)

Средняя Азия была еще в начале XX в. как бы оазисом древности. На больших шум­ных восточных базарах кустари торговали сво­им удивительным товаром, ныне украшающим музеи, — текинскими коврами, металлическими сосудами, украшениями, шитыми золотом ха­латами. Эта связь веков особенно сильно чув­ствуется в наши дни в Хиве (Узбекистан), где и в XIX в. строили дворцы, медресе — такие же, как в средние века (см. ст. «Искусство народов нашей Родины в средневековье»). Стены этих построек сплошь покрыты сложнейшими узо­рами, переливающимися под палящим солнцем всеми лучами радуги. Однако национального станкового искусства до революции здесь, по существу, не было.

Царизм, проводивший везде колониальную политику, не был заинтересован в развитии культуры отдельных народов. Более того, он всячески сдерживал его. Поэтому столь нерав­номерна и пестра общая картина искусства народов России этого времени.