Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

пейзаж и такую красочность можно было еще отыскать, по­жалуй, лишь в провинции. Туда и обращался за темами для сво­их картин Борис Михайлович Кустодиев (1878—1927). Он изо­бражает то ярмарки с разно­цветными лотками и грудами пе­стрых товаров, то русские ма­сленицы с ездой на тройках, обындевевшими деревьями и голубыми и розовыми небесами.

Но основная масса живопис­цев, и особенно члены возник­шей в это время значительной художественной группировки «Союз русских худо­жников», искала нетрону­тый образ России или в архаи­ческих народных типах — тако­вы, например, разодетые дере­венские девушки в картинах Абрама Ефимовича Архипова (1862—1930) и Филиппа Андреевича Малявина (1869—1940),— или в русском пейзаже.

В «Мартовском солнце» (1915) Константина Федоровича Юона (1875—1958) обжитая человеком природа полна весеннего движения и жизни. Мальчишки скачут на лох­матых лошадях, а деревья словно расправляют ветви после зимнего сна, купаясь в освеженном воздухе и лучах предзакатного солнца. С этой работой контрастирует «Осенний пейзаж» М. В. Нестерова (см. ст. «М. В. Несте­ров»), где природа предстает безлюдной и стро­гой, а зеркальная гладь неподвижной воды повторяет очертания берега с молчаливо за­стывшим лесом.

В скульптуре конца XIX — начала XX в. развивались те же течения, что и в живописи и графике. В портретах замечательного скульп­тора Анны Семеновны Голубкиной (1864—1927), как и в живописных портретах В. А. Серо­ва, мы встречаем образы людей, отмеченных творческой одаренностью и духовным богат­ством. Глядя на вырезанный из дерева бюст писателя А. Н. Толстого (1911) или вырубленный из мрамора портрет Л. И. Си­доровой (1910), поражаешься напряжен­ной чуткости лиц изображенных. Кажется, что они обладают каким-то внутренним слухом, позволяющим им всем существом отзываться на слышимую ими «музыку жизни» (оба пор­трета в Третьяковской галерее, Москва).

Другой большой скульптор тех лет, работающий и теперь, — С. Т. Коненков (см. ст. «С. Т. Коненков») выдвинул тему националь­ного своеобразия и силы.

Б. М. Кустодиев. Ярмарка. 1908. Бумага, гуашь. Государственная Третьяковская галерея. Москва.

Возникновение этих новых интересов и тем привело к высокому подъему русской скульп­туры. Если во второй половине XIX в. скульп­торы увлекались главным образом бытовыми сюжетами, то теперь круг их тем значительно расширился. После длительного упадка мону­ментальной скульптуры были созданы превос­ходные памятники, например памятник Н. В. Гоголю в Москве (1909) Н. А. Анд­реева (см. ст. «Н. А. Андреев»).

Заметные успехи по сравнению с предыду­щими десятилетиями были и в архитектуре. В это время расширилось строительство мно­гоэтажных жилых домов, вокзалов, гостиниц, банков. Проектируя их, архитекторы охотно применяли новые строительные и облицовочные материалы — железо, железобетон, стекло, кера­мические плитки, а планировку помещений стре­мились сделать удобной и целесообразной.

На архитектуру начала века повлияло при­сущее некоторым течениям тогдашнего искус­ства стремление создавать особый «мир искус­ства». Тяга к театральности и декоративности сказалась в особенностях нового для той поры архитектурного стиля модерн. Применяя прихотливый орнамент из ползучих и вью­щихся растений, украшая здания причудли­выми решетками и карнизами, мастера стара­лись добиться ощущения одушевленности и

271