Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

В. Г. Перов. Чаепитие и Мытищах. 1862. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея. Москва.

Н. А. Степанова, Н. В. Иевлева, П. М. Боклевского и других — были хорошо знакомы русской публике. Но особую известность приобрели бы­товые рисунки Петра Михайловича Шмелькова (1819—1890). С юмором и дерзким гротеском изображал он карандашом и акварелью сцены из жизни купцов, чиновников, мещан, точно передавал социальную характерность их пове­дения и облика.

Среди живописцев впереди шли московские художники, выпускники Московского училища живописи и ваяния1. Это и понятно: более удаленное от царского двора и его постоянного надзора, Московское училище стояло ближе к народной жизни и ее запросам, чем Петер­бургская Академия художеств. В Училище был открыт доступ детям крестьян, мещан, мелких чиновников — настоящим разночинцам. Мало­искушенные в тайнах науки о прекрасном, они приходили в Москву из глубин России, часто без гроша в кармане, но с горячей мечтой овла­деть искусством выражать кистью и резцом переполнявшие их души впечатления и наблюдения. Отвлеченно-возвышен­ным, условно-классицистическим идеалам нелегко было найти отклик в их сердцах, погло­щенных современными темами. Одним из зачинателей реа­листической живописи 60-х го­дов был Василий Григорьевич Перов (1834—1882) — продол­жатель обличительных тради­ций Федотова. В волнениях и тревогах российской жизни на­ходит он почву для своего твор­чества, ту питательную среду, без которой не может существо­вать художник. Перов смело и открыто бросается в бой, обли­чая фальшь и лицемерие цер­ковных обрядов («Сельский крестный ход на пасхе», 1861), тунеядство и порочность попов и монахов («Чаепитие в Мытищах», 1862; обе в Третьяковской га­лерее в Москве).

Все симпатии и сочувствие художника на стороне «унижен­ных и оскорбленных». Он сочув­ствует бедной юной гувернантке, попавшей в невежественное купеческое семейство («Приезд гувернантки в купе­ческий дом», 1866), несчастной женщине, не нашедшей места в большом и равнодушном городе («Утопленница», 1867), оборван­ным ребятишкам, лишенным счастья и радости детства («Тройка», 1866; все три картины в Третьяковской галерее в Москве). Но более всего волновало Перова положение русского крестьянства. Глубоким сочувствием худож­ника к народным страданиям пронизана кар­тина «Проводы покойника» (1865), изображающая печальную сцену бедных кре­стьянских похорон. Безысходна скорбь кресть­янки, подчеркнуто малолюдна похоронная про­цессия, уныл и сумеречен зимний пейзаж. Высокая эмоциональная выразительность и глубокая идейность картины делают ее одним из лучших произведений русского искусства XIX в. (см. илл., стр. 256-257).

Печальным символом старой России с ее многочисленными кабаками и зловещими дву­главыми орлами у шлагбаумов стала и другая картина Перова — «Последний кабак у заставы» (1868; см. илл., стр. 248—249).

1 С 1866 г. — Училище живописи, ваяния и зод­чества.

250