Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

изящную декоративную нарядность. Все его сооружения создают впечатление торжествен­ной приподнятости и радости. Они отражают патриотические чувства русского народа, одер­жавшего блистательную победу в Отечествен­ной войне 1812 г.

А. А. ИВАНОВ (1806—1858)

Замечательного живописца Александра Анд­реевича Иванова должен знать каждый: он боролся за счастье людей своими картинами, как ученый, отстаивающий истину, борется книгой, как воин, отстаивающий свободу, борется оружием.

Одиннадцатилетним мальчиком начал Алек­сандр Иванов учиться в Петербургской Акаде­мии художеств, где отец его был профессором живописи. Академия того времени великолепно учила рисовать, но давала жалкое общее обра­зование.

«Рожден в стесненной монархии,— с го­речью писал Александр Иванов,— не раз видел терзаемыми своих собратий, видел надутость бояр и вертопрашество людей, занимавших важные места».

Два основных чувства питали творческое вдохновение Иванова — безграничная любовь к искусству и сострадание к униженным людям, стремление помочь им.

В Академии Александр Иванов прекрасно овладел мастерством рисунка и живописи. В 18 лет он пишет картину «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора», в 21 год — картину «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице виночерпию и хлебодар у». (Первая находится в Треть­яковской галерее в Москве, вторая — в Русском музее в Ленинграде.)

В 1830 г. Общество поощрения художников дало средства на отъезд Иванова в Италию. Иванову предстоял тяжелый выбор: он любил дочь музыканта Гюльпена, но женатым худож­никам отказывали в поездке за границу. Ива­нов нашел в себе силы отказаться от личного счастья — весной 1830 г. он отплыл в Италию. Вместе с ним ехал художник Лапченко — кре­постной графа Воронцова, которого граф в лю­бой момент мог продать, как вещь. Приехав в Италию, Иванов узнал, что по капризу царя его отец без всяких причин выгнан из Академии и лишен работы.

Человек, который сам изведал горе и видел много его вокруг себя, не мог допустить мыс­ли, что искусство существует только для ис­кусства. Иванов был убежден, что назначе­ние искусства — изменить жизнь. В Италии он пишет картины «Аполлон, Гиацинт и Кипарис» (1831 — 1834; см. илл., стр. 336—337) и «Явление Христа Марии Магдалине» (1834—1835, Рус­ский музей, Ленинград).

В 1837 г. Иванов решился приступить к большой картине, изображающей событие, которое он считал важнейшим в истории чело­вечества. Иванов был верующим человеком. Он верил, что в I в. н. э. людям явился Христос, сын бога. Люди этого времени делились на свободных и рабов, и раба не считали чело­веком: он был только «говорящим орудием». Даже лучшие люди древности говорили: «Тому, кто родился рабом, быть рабом и полезно и справедливо».

По библейской легенде, пришедший к лю­дям Иисус Христос сказал, что все люди равны перед богом, он назвал доброту и кротость лучшими свойствами человека. Иванову каза­лось, что, если снова силой искусства напом­нить людям учение Христа, жизнь изменится, люди станут менее жестокими и более справед­ливыми. Все эти мысли о справедливости, доб­роте, высоком достоинстве человека вложил Иванов в картину «Явление Xриста народу» (см. илл., стр. 240—241). Он рабо­тал над ней с перерывами 20 лет, вел полуни­щенское существование, унижался, выпраши­вая из Петербурга деньги на продолжение работы,— он, который мог бы стать богатым и знаменитым, если бы оставил картину и согла­сился писать на заказ. Но Иванов не мог тор­говать своей кистью.

Сюжет картины таков: Иоанн Креститель проповедует людям учение Христа. В это время в отдалении показывается Иисус Христос, и Иоанн указывает на него. Люди, слушавшие до этого Иоанна Крестителя, обращаются к Христу: юноши порывисто поворачиваются к нему, дряхлый старик хочет взглянуть на Хри­ста и просит, чтобы ему помогли приподняться, а раб не может отвести глаз от Иоанна Крести­теля, пораженный новым учением. Иванов сде­лал много этюдов для головы раба. Самый потрясающий из них находится в Русском музее в Ленинграде: передние зубы раба выбиты, на его шее веревка, он повернул голову и слу­шает слова о том, что все люди равны перед богом. Впервые он слышит обращенные к нему

246