Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

в стену фасада. Архитектор выбирает простые геометрические формы, он любит гладкую сте­ну, прямые углы, кубические объемы. Все это усиливает впечатление мощи. Адмиралтейство знаменито своим шпилем — иглой, как го­ворили когда-то. Он был воздвигнут еще в начале XVIII в. на прежнем здании Адмирал­тейства. Его сохранил и Захаров. Словно вре­заясь в серое небо Петербурга, этот шпиль стя­гивал к себе важнейшие магистрали северной столицы. Адмиралтейство в то время олицетво­ряло силу России. И вместе с тем это был знак памяти Петру, утвердившему Россию как великую морскую державу (см. илл., стр. 240—241).

В те же годы, когда строились Казанский собор и Адмиралтейство, в Петербурге было воздвигнуто и еще одно великолепное здание, которое также помогло связать в единый узел весь центр города,— Биржа (1805—1810). Создатель Биржи — уроженец Швейцарии, ра­ботавший в России архитектор Тома де Томон (1760-1813).

После войны и победы 1812 г. градострои­тельные замыслы стали еще шире и значитель­нее. За 15—20 послевоенных лет в Петербурге возникли все архитектурные ансамбли замеча­тельного русского зодчего Карла Росси (см. ст. «К. И. Росси»). Он, как никто другой, представлял себе архи­тектурные сооружения не от­дельными объемами, а целыми комплексами зданий и создавал их по одному идейно-художе­ственному замыслу.

В это же время работал ар­хитектор Василий Петрович Ста­сов (1769—1848). Он строил не только соборы, но и здания ка­зарм, конюшен, складов. Важ­нейшее сооружение Стасова — Павловские казармы в Ленинграде (ныне здание Ленэнерго), Провиантские склады в Москве и другие здания.

Так же как и Петербург, высокий расцвет градострои­тельства в послевоенные годы пережили и другие города Рос­сии. В Москве никогда ранее не было построено такого количе­ства каменных зданий, как в это время. Осип Иванович Бове (1784—1834) благоустроил Красную площадь и выстроил на ней Торговые ряды, разбил Александровский сад, создал Театраль­ную площадь.

И. П. Мартос. Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве. 1804 — 1818. Бронза.

Много работал по застройке Москвы после пожара 1812 г. Дементий Иванович Жилярди (1788—1845). Он построил дом Опекунского со­вета на Солянке (1823—1826; ныне Академия ме­дицинских наук СССР), восстановил после пожа­ра дом Разумовского (ныне здание Музея Револю­ции СССР), перестроил здание Москов­ского университета (1817—1819), созданное Казаковым еще в конце XVIII в. Казаковское здание университета было строгим, легким и изящным. Жилярди придал ему но­вый вид. К старому зданию был пристроен тя­желый портик с дорическими колоннами. Это создало впечатление значительности, монумен­тальности, но первоначальную легкость здание утратило.

Начало XIX в.— период расцвета архитек­туры. Но уже в середине столетия зодчество оказалось в состоянии кризиса, из которого долгое время не могло выйти (см. ст. «Русское искусство второй половины XIX в.»).

С развитием архитектуры тесно связана была и судьба скульптуры. Одним из самых значительных явлений в искусстве начала XIX в. стал великолепный памятник Минину и Пожарскому, поставленный в 1818 г. на Красной площади в Москве Иваном Петровичем Мартосом (1752(4) —1835). Скульптор на­чал работать над памятником еще в 1804 г., желая увекове­чить победу русских над поля­ками в 1612 г. Но война пре­рвала эту работу. А после войны монумент приобрел новый смысл. Он стал памятником еще одно­го героического подвига рус­ского народа, проявленного в войне с Наполеоном. Вожак рус­ского ополчения простолюдин Минин, указывающий рукой на Кремль, как бы призывая под­няться на его защиту (в XIX в. памятник стоял у Кремлевской стены и был обращен лицом к Кремлю, и лишь позже его по­ставили на нынешнее место у храма Василия Блаженного), князь Пожарский, готовый воз­главить русское войско в борьбе с польскими интервентами,—все

240