Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Памятник на площади Этуаль

В июле 1836 г. на одной из цен­тральных площадей Парижа, от ко­торой звездообразно расходится во­семь улиц и которая называется пло­щадью Этуаль (т. е. Звезды), закон­чилось строительство Триумфаль­ной арки (см. илл., т. 8 ДЭ, стр. 320—321).

Сооружение арки было начато еще при Наполеоне I, в 1806г., но велось со значительными перерывами. По за­мыслу архитектора Жана Франсуа Шальгрена (1739 —1811), арка долж­на была прославлять победы наполео­новских войск. Но к моменту завер­шения строительства первоначальная программа была изменена. Теперь толь­ко один из четырех рельефов, помещен­ных на арке, был посвящен Наполео­ну, а остальные три олицетворяли события прошлого и настоящего Франции.

Один из этих рельефов, на котором было изображено «Выступление добровольцев в 1792 г.», сразу же обратил на себя внимание современников значительностью об­разов и особым мастерством исполне­ния. Автором рельефа был Франсуа Рюд.

В своем произведении Рюд воскре­сил героические дни революции, когда на призыв Национального собрания «Отечество в опасности!» весь народ

Франции от мала до велика встал на защиту страны от посягательств ино­странных интервентов, которые хотели задушить революцию (см. т. 8 ДЭ, ст. «Революционная армия»).

Скульптор развернул на рельефе драматическую сцену. Исполнены героического порыва идущие на бой вои­ны: зрелый муж и его юный сын, многоопытный ветеран и простой старик.

Ф. Рюд. Марсельеза (фрагмент рельефа). 1833—1836. Камень. Париж. Триумфальная арка на площади Этуаль.

Натягивает свой лук стрелок, горнист трубит призыв к атаке. Рюд не стал передавать в рельефе кон­кретные костюмы добровольцев 1792 г.

Величие подвига мужественных за­щитников Франции дает им право сравниться с героями древности, се­дой античности. И скульптор изваял их поэтому в том виде, в каком совре­менники Рюда представляли римских республиканцев.

Над воинами, охваченными герои­ческим энтузиазмом, на фоне знамен и клинков реет в стремительном и вла­стном порыве крылатая женщина. Вы­бросив вперед руку с мечом, она указы­вает воинам путь; вторая рука в при­зывном взмахе поднята вверх. Голова женщины с распущенными и развеваю­щимися по ветру волосами, увенчанная фригийским колпаком, обращена к тем, кто идет за передовым отрядом. Ее клич обращен к толпе, которую она зовет на бой.

Фигура крылатой женщины была воспринята современниками как оли­цетворение Родины и Свободы, как призыв к революции. Поэтому ее, а за­тем и весь рельеф Рюда стали назы­вать «Марсельезой» — по име­ни песни, с которой в 1792 г. отряды марсельских добровольцев выступили на защиту родины, песни, которая стала впоследствии гимном респуб­ликанской Франции (см. т. 8 ДЭ, ст. «Марсельеза»).

Английские пейзажисты

Тернер, Бонингтон, Констебль

Романтически приподнятые пейзажи соз­дает Уильям Тёрнер (1775—1851). Он особенно любил изображать грозы, ливни, бури на море, яркие, пламенеющие закаты солнца. Тернер часто преувеличивал эффекты освещения и уси­ливал звучание цвета даже тогда, когда писал спокойное состояние природы. Используя тех­нику акварелистов, Тернер стал накладывать масляную краску очень тонким слоем и писал прямо на грунте, добиваясь радужных перели­вов тонов.

В технике акварели, столь излюбленной у английских живописцев, работал первона­чально Ричард Бонингтон (1802—1828). Страдая болезнью легких, художник подолгу жил на морском побережье во Франции. В морских пейзажах, исполненных маслом, простых и ли­шенных драматических эффектов, Бонингтон стремился уловить особенности солнечного освещения, сероватую дымку влажного воздуха.

Наиболее последовательно новое отношение к природе воплотил в своем творчестве Джон Констебль (1776—1837). Уже в 1802 г., отка­завшись от дальнейшего изучения старых мас­теров пейзажа, он заявил: «Теперь я хочу вер­нуться в деревню и попытаюсь писать природу так, как я ее вижу сам». Важным нововведением

182