Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

дительной борьбе раскрывает и серия офортов Гойи «Бедствия войны» (1810—1820). В одном из лучших листов этой серии худож­ник изобразил сарагосскую девушку Марию Агостину. Она стала к оружию, когда пали другие защитники города. Фигура женщины, светлая на темном фоне, подобна пламени факела, который Агостина держит в руках. «Какое мужество!» — восклицает Гойя и подписывает эти слова под офортом.

Гойя был одинокой фигурой в художествен­ной культуре своей страны, в Испании не на­шлось достойных продолжателей его искусства. Но неутомимый в поисках новых средств выра­жения, остро чувствовавший современность, смелый реалист и вдохновенный романтик, Гойя привлекал к себе внимание многих евро­пейских художников XIX в. Его искусство во многом предваряло новое художественное на­правление в западноевропейском искусстве — романтизм.

Романтизм

Рунге, Фридрих, Жерико, Делакруа, Рюд

По-разному и в разные годы складывался и развивался романтизм в искусстве Германии, Франции и Англии.

В Германии романтизм возник раньше, чем в других странах. Расколотая на отдельные феодальные государства, Германия не знала такого могучего революционного подъема, кото­рый пережила Франция. Многим из немецких романтиков был чужд пафос передовых социальных идей. Они идеализируют средневековое прошлое, отдаются безотчетным душевным по­рывам, рассуждают о бренности человеческой жизни. Искусство многих из них было пассив­ным и созерцательным. Лучшие свои произве­дения эти художники создали в области порт­ретной и пейзажной живописи.

Выдающимся портретистом был Отто Рунге (1777—1810). Портреты этого мастера при внеш­нем спокойствии поражают интенсивной и на­пряженной внутренней жизнью. Пейзажи Кас­пара Давида Фридриха (1774—1840) открывают красоту горных ландшафтов юга Германии и меланхолическую призрачность залитых лун­ным светом северных морских побережий.

Бунтарская сущность романтизма ярче всего проявилась во Франции. Там в этом художественном течении отразилось глубокое разоча­рование в результатах французской революции, протест против буржуазной действительности, разбившей мечту о «царстве разума и свободы», о котором говорили просветители XVIII в. Французский романтизм сложился в начале 1820-х годов, накануне нового революционного подъема. Французских художников увлекали сильные и деятельные герои, люди глубоких переживаний и страстного темперамента. Они ищут этих героев среди своих современников, в литературе, в национальной истории. Пред­ставители романтического направления отстаи­вали право художника непосредственно выра­жать свои мысли и чувства, боролись против сковывающих творческую свободу академиче­ских правил классицизма. «Слушаться при­роды, правды и вдохновения» стало основным правилом романтиков. Рассудочности ака­демистов они противопоставляют эмоциональ­ность и драматизм образов, смелые динамиче­ские композиции своих картин; сухому рисун­ку — насыщенные яркие краски. Французские романтики стремились найти большую тему в современности, их влекла к себе также экзо­тика Востока и освободительная борьба пора­бощенных народов.

Художником, с именем которого связаны первые блестящие успехи романтизма во Фран­ции, был Теодор Жерико (1791—1824). Уже в ранних его картинах (портреты военных, изо­бражения лошадей) античные идеалы отступили перед непосредственным восприятием жизни.

В 1816 г. по вине французского правитель­ства погиб фрегат «Медуза», с которого спаслось на плоту всего несколько человек. Это событие потрясло всю Францию, и Жерико посвятил ему свое наиболее значительное произведение «Плот «Медузы» (1818). Он изобразил переживания отчаявшихся и вновь обретших при виде приближающегося корабля надежду на спасение людей с такой силой драматизма, какой никогда не знало искусство Давида.

Но жизнь Жерико оборвалась трагически рано (он неизлечимо заболел после падения с лошади), и многие его замыслы остались не­завершенными.

Главой французского романтизма в живопи­си суждено было стать Эжену Делакруа (1798— 1863). Неистощимое воображение этого худож­ника создало целый мир образов, до сих пор живущих на полотне своей напряженной, пол­ной борьбы и страстей жизнью. Тут и сцена из дантовского ада, и герои произведений Гёте, Шекспира и Байрона, изображенные в моменты

179