Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

предметы отбрасывают цветные тени, смягча­ются очертания деревьев, прихотливый силуэт которых так далек от строгих геометрических линий Версаля. Ватто очень любил народный театр и посвятил ему свои лучшие картины. Актеры у Ватто — люди со сложным внутрен­ним миром, ему, как никому другому, удается передать раздвоенность актера между его ду­шевной настроенностью и ролью, которую он играет на сцене («Жилль», 1720). В задум­чивости и какой-то неудовлетворенности Жилля, может быть, много общего с характером самого художника, умершего молодым и по-настоя­щему оцененного много позже.

Лучшее во французском искусстве XVIII в., в отличие от XVII, создавалось вдали от коро­левского двора, от его церемоний и почестей. Скромной жизнью жил самый серьезный и целе­устремленный художник того времени Жан Батист Шарден (1699—1779). Незамысловатые сюжеты для своих жанровых картин, предметы для натюрмортов он брал из окружающей обы­денной жизни. Настойчивый, непрерывный труд вместе с природным талантом живописца при­несли Шардену славу.

Ж. Б. Шарден. Прачка. Ок. 1737. Холст, масло. Государственный Эрмитаж. Ленинград.

Ему принадлежит заслуга утверждения в правах считавшегося низменным жанра на­тюрморта, которому он посвятил всю жизнь. В зависимости от характера изображае­мого предмета поверхность картин Шардена становится то шероховатой, то гладкой; маз­ками красок он передает не только цвет пред­метов, но и отбрасываемые ими цветные реф­лексы и воздух, окружающий их. Великий просветитель Дидро писал о Шардене: «Ты бе­решь воздух и свет на кончик твоей кисти и накладываешь их на холст». Самые простые предметы — глиняные кувшины, медная посу­да, принесенные с рынка овощи, атрибуты ис­кусства — становятся для Шардена неисчерпае­мым источником живописных возможностей (см. илл., стр. 31).

Его жанровые картины так же скромны, как натюрморты, и так же серьезны, совер­шенны по живописи и проникнуты добрым от­ношением к человеку. «Пользуются красками, но пишут чувством», — говорил сам Шарден. Во второй половине XVIII в. в живописи Франции уже нет мастеров, равных по таланту Ватто и Шардену. Зато скульптура дала за­мечательного мастера Жана Антуана Гудона (1741 — 1828) — автора большого чис­ла портретов, среди кото­рых были и портреты ин­тересных, передовых людей того времени. Главное для Гудона — раскрыть в лице своеобразие и ценность чело­века. «Во взоре он разгады­вал душу»,— сказал о нем другой великий французский скульптор — Роден. И дейст­вительно, даже при беглом взгляде на статую 84-летнего Вольтера работы Гудона (1781) увидишь в его «взоре» живой и язвительный ум.

Все лихорадочней и на­пряженней становится жизнь Франции в последние предре­волюционные годы. И поли­тика и культура монархии за­шли в тупик, выход из которо­го был только в революции. Именно с французской револю­ции начинается уже искус­ство нового времени (см. ст. «Зарубежное изобразительное искусство XIX в.»).

170