Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

кам, четкости и изяществу рисунка, богатству чувств. Художник-мыслитель, Пуссен стара­ется предельно ясно выражать свои идеи в кар­тинах. Свободные, счастливые люди, окружен­ные прекрасным пейзажем, вдруг оказываются перед гробницей с надписью: «И я жил в Арка­дии» («Аркадские пастухи», 1638— 1639; см. илл., стр. 160—161). Зритель легко понимает мысль художника о недолговечности даже самой беззаботной жизни. Последние годы Пуссен посвятил пейзажу, но пейзажу герои­ческому, ибо благородные мысли долж­на рождать величественная природа. Одна из лучших картин художника — «Танкред и Эрминия» (1630-е годы; Эрмитаж, Ленинград).

К середине XVII в. Франция, управляемая твердой рукой всесильного министра кардинала Ришелье, становится самым влиятельным госу­дарством в Европе. Последние попытки дворян отстоять свою относительную независимость были подавлены, и царствование Людовика XIV (1643—1715) стало торжеством неограниченной королевской власти. Людовик добивался, что­бы центром всей страны стал королевский двор и его повелитель — абсолютный монарх. Эти идеи были с грандиозным размахом воплощены в архитектуре французского классицизма, кото­рая во второй половине XVII в. решительно выходит на первое место среди других искусств: живописи, скульптуры, графики.

Труд тысяч землекопов, каменщиков, ре­месленников, подчиненный замыслам мастера садово-паркового искусства Андре Ленотра (1613—1700), архитекторов Луи Лево (ок. 1612— 1670) и Жюля Ардуэн-Мансара (1646—1708) и живописца Шарля Лебрена (1619—1690), превратил равнину у маленькой деревушки Версаль в невиданный ранее по масштабам и роскоши ансамбль.

Три дороги, идущие из трех королевских дворцов, прямые как стрелы, сходятся в па­радном дворе перед величественным зданием главного дворца. С другой стороны к дворцу стремятся аллеи и каналы парка. Так дворец становится центром всего ансамбля, получив­шего от деревушки название Версаль, а центром дворца — опочивальня короля. Все вокруг подчинено идее прославления Людо­вика. В огромных зеркалах грандиозной зер­кальной галереи отражается видимый сквозь окна знаменитый Версальский парк. Его часто называют зеленым дворцом, и действительно, он как бы выстроен из дорожек, бассейнов, лестниц, деревьев и кустарников, подстриженных так, чтобы они имели геометрическую форму.

Людовика XIV именовали «король-солнце», и архитектура дворца и парка задумана так, чтобы подчеркнуть, что все, и даже сама при­рода, должны повиноваться воле короля (см. т. 8 ДЭ, ст. «Король-солнце» и несчастный народ Франции»).

Конечно, нам чужды идеи, воплощенные в ансамбле Версаля. Искусство классицизма с его логикой и строгим порядком оказывается здесь полностью на службе у французского абсолютизма. Но изумительное мастерство французских художников, создавших дворцы и парки, гобелены, посуду, мебель, зеркала и драгоценности Версаля, не может не вызы­вать восхищения. Кроме того, Версаль тогда был центром культуры — здесь давала свои искрящиеся юмором представления труппа Мольера, здесь создавались басни и стихи Лафонтена, классические трагедии Корнеля и Ра­сина (см. т. 11 ДЭ, статьи раздела «Классицизм во Франции»).

После Людовика XIV, после создания Вер­саля начинается закат французского абсолю­тизма и его культуры. Излишества, показная роскошь и изнеженность придворной жизни во­плотились в искусстве в стиле рококо, сме­нившем изживший себя вместе с абсолютизмом классицизм (см. ст. «Архитектурные стили»). Настает XVIII век — век здоровой и трезвой культуры тогда передового класса буржуазии. Эта новая культура вступила в непримиримую борьбу с вычурным, легкомысленным, лишен­ным гражданских идей стилем рококо, не дав­шим ни одного крупного художника.

Эта борьба старого искусства с новым, длив­шаяся на протяжении всего столетия вплоть до Великой французской революции, нашла свое отражение в творчестве одного из самых очаровательных художников Франции — Антуана Ватто (1684—1721). Отсутствие сильных страстей у героев, любовь к изображению «га­лантных сцен», беззаботного времяпрепровож­дения в тенистых парках и в то же время тон­кое проникновение в психологию человека, неподдельная поэзия — вот характерные черты его искусства.

Лиричность да еще своеобразное, только ему присущее живописное мастерство отли­чают Ватто и от его многочисленных подра­жателей, и от модных мастеров рококо.

Крохотные мазочки заставляют как бы виб­рировать красочную поверхность картин Ватто, нежные цвета объединяются жемчужным тоном,

168