Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Хуан Эррера. Эскориал. Общий вид. 1567—1583.

больше элементов орнамента итальянского Воз­рождения — раковин, пальметок, медальонов, тоньше и строже становится обработка скульп­турных деталей. Этот новый стиль, сменивший изабеллино, получил название платереско — «чеканный» (Университет в Саламанке, 1515—1553, архитектор Хиль де Онтаньон). Знакомство с произведениями мас­теров итальянского Возрождения расширило знания испанских художников. Испанские жи­вописцы овладели перспективой (см. стр. 122), анатомически более правильно стали изобра­жать человеческую фигуру, научились пользо­ваться светотенью для передачи объема, писать на холсте масляными красками. Но гуманисти­ческие идеи Возрождения с их безграничной верой во всемогущество человека не могли быть до конца поняты в стране, где проявление сво­бодной мысли сковывалось церковью с ее могу­чим орудием — инквизицией.

Особенно свирепствовала инквизиция при короле Филиппе II. В это время было построено одно из самых знаменитых зданий Испании XVI столетия — новая королевская резиден­ция Эскориал, который должен был слу­жить дворцом, монастырем и усыпальницей ко­ролей. Автором проекта был испанец Хуан Эррера (1530—1597). Он долго изучал архитектуру современной ему Италии и Древнего Рима. Но воздвигнутый им Эскориал не был похож ни на итальянские дворцы эпохи Возрождения,

ни на архитектуру Древнего Рима, хотя в осно­ву его и были положены симметрия и равнове­сие частей. Эскориал был чисто испанским. Ог­ромный, построенный из серого гранита, он возвышался среди открытой пустынной долины как неприступная скала. Суровая обнажен­ность гладких стен, бесконечная протяженность сводчатых темных коридоров — все мрачное величие здания верно отразило союз церкви с абсолютизмом Филиппа II.

Интересно, что именно при дворе этого коро­ля возникла национальная школа придворных портретистов. Принцы и принцессы и испан­ская знать изображались на этих портретах в соответствии с придворным этикетом в стро­гих неподвижных позах, исполненные величия и достоинства, спокойные и серьезные. Портре­тисты А. Санчес Коэльо (1532—1588) и X. Пантоха де ла Крус (1551—1608) тщательно выпи­сывали драгоценные украшения, орденские зо­лотые цепи, орнаменты ткани, но и лица пере­давали правдиво, без лести.

ЭЛЬ ГРЕКО (1541 1614)

Еще шли работы в Эскориале, куда король Филипп пригласил многих итальянских живо­писцев, когда в Мадрид приехал художник, грек по национальности. Его настоящее имя

159