Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

кой и жестами людей, изучал эффекты осве­щения. Он писал жанровые и религиозные сце­ны, портреты близких, многочисленные авто­портреты (так как собственное лицо казалось художнику удобным объектом для наблюдения и экспериментов). Рембрандт работал масля­ными красками, карандашом, тушью и пером.

В 1631 г. Рембрандт переехал в Амстердам и скоро завоевал там известность. Число за­казчиков непрерывно росло. Подобно другим голландским художникам, Рембрандт умел жи­во написать человеческое лицо, воспроизвести мягкие складки тканей и холодный блеск ме­талла. Уже в этот период он во многом превос­ходит по мастерству других художников.

Традиционная для голландского искусства тема группового портрета в картине Рембранд­та «Урок анатомии доктора Тульпа» (1632, Маурицхейс, Гаага) при­обретает новый характер: единым чувством объединены слушатели доктора Тульпа; заин­тересованные его словами, они сравнивают вскрытый труп с рисунками анатомической книги. Картина воспринимается не как тща­тельно продуманный по композиции портрет, а как убеждающий непосредственностью жиз­ненный эпизод.

Эта же черта присуща и «Автопортрету с Саскией на коленях» {1634—1635), в котором Рембрандт изобразил себя со своей молодой женой. Поднимая бокал, он как бы обращается к тем, кто смотрит на картину, и предлагает разделить с ним его без­мерную радость и счастье. Он делает зрителя невольным участником происходящей сцены. Потоки света, играющие отблесками на лицах и дорогих тканях одежд, и нежные переливы золотистых и красноватых тонов усиливают праздничное настроение картины.

Задачи, которые ставит перед собой Ремб­рандт, не похожи на устремления большинства других голландских художников. Рембрандт все чаще поражает современников смелостью и новизной своих замыслов. Стремясь ко все большей и большей одухотворенности образов, он жертвует внешними подробностями и деко­ративными эффектами (а именно этим увлека­лись голландские живописцы), пренебрегая подчас и требованиями заказчиков. Показа­тельна в этом отношении история с картиной,

«...РЕМБРАНДТ ЯВЛЯЕТСЯ ПОДОБНО ЧУДУ... ОН СТОИТ НА ТЕХ ВЫСОТАХ, КОТОРЫЕ ГОСПОД­СТВУЮТ НАД ВЕРШИНАМИ, РАСАМИ И СТРАНА-

Э. ВЕРХАРН

получившей впоследствии название «Ночной дозор» (1642; см. илл., стр. 160—161). Эта большая картина должна была представ­лять собой групповой портрет членов стрелко­вой гильдии. Однако Рембрандт, отказавшись от принятого в ту пору равного расположения фигур и спокойного изображения всех участ­ников, дал сцену, полную движения. Он оста­новился на моменте, когда по сигналу тревоги поспешно и беспорядочно выходят на площадь стрелки, на ходу поправляя оружие. Впереди группы торжественно выступают капитан Банинг Кок и его помощник. Неровный свет озаряет группу, усиливая впечатление под­вижной толпы. В результате получился не обычный по типу групповой портрет, а полная жизненной убедительности сцена. Этого-то и не поняли заказчики, крайне недовольные тем, что одни лица видны хорошо, а другие почти скрыты от зрителя. Заказчики считали, что если они уплатили художнику равные суммы, то должны быть изображены им с равным вни­манием. С годами непонимание амстердамскими бюргерами творческих устремлений Рембранд­та усилилось. Все меньше получал он круп­ных официальных заказов.

Рембрандт. Портрет старушки (возможно, портрет жены брата). 1654. Холст, масло. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва.

156