Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

рядом с ними реальные исторические лица. С большой достоверностью воссоздана торже­ственная церемония в картине «Коронация Марии Медичи» (Лувр, Париж). Лица написаны с портретной точностью, кос­тюмы исторически верны. Художник показал даже особенности архитектуры собора, где происходила коронация.

На всем протяжении своего творчества Ру­бенс работал и как портретист, хотя эта область искусства никогда не являлась для него основ­ной. Лучшие его портреты — это не парадные изображения богатых заказчиков, а те, которые он писал с людей, близких ему или чем-либо особенно привлекших его внимание. К ним принадлежит хранящийся в Государственном Эрмитаже «Портрет камеристки» (ок. 1625) — один из самых замечательных портретов XVII в. по своей одухотворенности и мастерству живописи.

На портрете изображена скромная девушка, камеристка испанской наместницы во Фланд­рии. Имя ее нам неизвестно. Рубенс с любовью написал ее большие зеленоватые глаза, искусно передал тонкую кожу лица, красивые очертания носа и рта, пряди рыжеватых волос. А сколь­ко живости и ума, задумчивости и нежности в лице камеристки! Пленителен женский образ, созданный Рубенсом и на другой картине — «Портрет Елены Фоурмен с де­тьми» (ок. 1636; см. илл., стр. 152—153).

В сотнях рубенсовских картин встает перед нами яркий, красочный мир. Его герои — это люди мужественные и энергичные; красота была для художника неразрывно связана с си­лой и здоровьем. Он умел мастерски соединять на полотне многочисленные фигуры, находить красноречивые позы и жесты. Каждая деталь в его картинах связана с общим замыслом. В своей живописной технике Рубенс пользовал­ся лессировкой, т.е. писал тонкими слоя­ми полупрозрачных, жидко разведенных кра­сок, просвечивающих одна из-под другой. Этим Рубенс достигал удивительного богат­ства оттенков, одновременно объединяя их общим золотистым колоритом. Все в его кар­тинах чрезвычайно конкретно и почти ося­заемо: гладкость человеческой кожи и шелко­вистость волос, различные ткани и блеск ме­талла, прозрачная глубина воздуха и совсем иная прозрачность текущей воды.

На произведениях великого мастера учи­лись и продолжают учиться многие поколения художников. Особенно велико было его влияние на современных ему фламандских живописцев.

УЧЕНИКИ И СПОДВИЖНИКИ РУБЕНСА

Ван Дейк, Снейдерс, Йорданс, Броувер, Тенирс

Один из них — Антонис ван Дейк (1599— 1641) создавал очень близкие к манере Рубенса религиозные и мифологические композиции. Однако, будучи художником не столь бурного, как у Рубенса, темперамента, он вносил в свои картины черты сдержанности и спокойствия.

Особенно прославился ван Дейк своими портретами. Работая одно время в Ита­лии, потом в родном Антверпене, а в последние годы жизни в Англии, ван Дейк писал портреты зажиточных горожан с их женами и детьми, художников, врачей, дипломатов, знатных вель­мож и членов английской королевской семьи. Разнообразие человеческих характеров, в ко­торые он умел глубоко проникать, заставляло его все время искать различные приемы их худо­жественного воплощения. То он пишет только голову, то фигуру в рост или по пояс, меняет

А.      ван     Дейк.      Автопортрет.    Конец    1620-х — начало 1630-х  годов.   Холст,   масло.   Государственный  Эрмитаж. Ленинград.

151