Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Леонардо да Винчи. Тайная вечеря. 1495 — 1497. Роспись маслом и темперой на стене трапезной монастыря

Санта-Мария делле Грацие. Милан.

Леонардо да Винчи. Мадонна с цветком (Ми-донна Бенуа). Ок. 1478. Холст, масло (переведена с дерева). Государственный Эрмитаж. Ленинград.

Леонардо да Винчи. Мадонна с младенцем (Мадонна Литта). Ок. 1490. Холст, темпера (переведена с дерева). Государственный Эрмитаж. Ленинград.

сm. «Искусство итальянского Возрождения»)

 

 

 

1. С. Боттичелли. Рождение Вене­ры. 1480-е годы. Холст, масло. Га­лерея Уффици/Флоренция.

2. Пьеро делла Франческа. Победа Константина над Максенцием. 1452—1466. Фреска в церкви Сан-Франческо в Ареццо.

3. Тициан. Кающаяся Мария Магда­лина. 1560—1565. Холст, масло. Го­сударственный Эрмитаж. Ленинград.

4. П. Веронезе. Пир в доме Левия. До 1573. Холст, масло. Академия ху­дожеств. Венеция.

(К ст. «Искусство итальянского Возрождения»)

 

 

Братья ван Эйки. Гентский алтарь. 1426—1482. Дерево, масло. Церковь св. Бавона. Гент.

(К ст. «Искусство нидерландского Возрождения»)

В середине XVI в. Италия переживала тяже­лые времена. Правда, Венеция, где жил Тициан, не подвергалась нападению чужеземцев, ее по­чти не коснулась и церковная реакция. Но ху­дожник не был равнодушен к судьбе других го­родов страны, — работы старого Тициана все сильнее выдают его скорбь и глубокую тревогу.

К 60-м годам XVI в. относится картина «Кающаяся Магдалина» (1560— 1565; см. илл., стр. 136—137). Сюжет заимство­ван из легенды об отшельнице, оплакивающей грехи своей юности. Но у Тициана она превра­щается в своеобразное воплощение человечес­кого горя. Сдержанные, неяркие краски отве­чают настроению глубокой скорби, охватившей женщину. Уверенное мастерство художника позволяет ему с величайшей убедительностью передать ее заплаканные глаза и застилающую их влажную пелену слез, блеск волнистых во­лос, сверкание стеклянной вазы в полумраке.

Необычным для той эпохи было произведе­ние поздней поры творчества Тициана — «Св. Себастьян» (1570; см. илл., стр. 128 —129). Согласно легенде, римский воин Себастьян принял христианство, за что и подвергся мучениям. Тело привязанного к дереву героя, в которое вонзаются стрелы врагов, как бы сливается с темными красками фона. Неваж­но — деревья, кусты или клубы дыма изо­бражены там. Потоки краски, густой в свету и легкой, тающей в тени, передают движение, напряжение и в большей мере, чем страдаль­ческое выражение лица, раскрывают трагичес­кий смысл события. На произведениях Тициана учились не только его младшие современники, они оказывали величайшее воздействие на европейскую живопись в течение столетий.

Крупнейшими художниками Венеции вто­рой половины XVI в. были также Паоло Веронезе и Якопо Тинторетто.

Паоло Веронезе (1528—1588) — великий ма­стер декоративной живописи, создатель гро­мадных эффектных картин, украшающих по­толки и стены Дворца дожей. Эти картины име­ют аллегорические и мифологические сюжеты.

В своей колоссальной картине «Брак в Кане Галилейской» (1563, Лувр, Париж) Веронезе, воспользовавшись евангель­ским сюжетом в качестве предлога, изобразил пышный пир, красочную толпу нарядных го­стей, музыкантов, слуг — все это на фоне вели­колепных архитектурных сооружений.

Живопись Веронезе отличается живостью и жизнерадостностью, гибкостью фантазии, яр-

кой, сверкающей красочностью, тонким ощу­щением света. Впрочем, на поздних этапах творчества и в его искусство проникают тре­вожные, сумрачные настроения.

Вольное обращение с евангельскими сюже­тами, свойственное Веронезе, в 70-х годах за­ставило насторожиться церковников: его даже вызывали в папский трибунал, требуя измене­ний в картине «Тайная вечеря» (до 1573; см. илл., стр. 136—137), переименованной за­тем в «Пир в доме Левия».

Якопо Тинторетто (1518—1594) в юности сделал своим девизом слова: «рисунок Микеланджело, колорит Тициана». Сверкающая кра­сочность роднит его живопись с искусством дру­гих венецианцев. Но у Тинторетто много ориги­нальных особенностей. В картине «Битва архангела Михаила с сатаной» (конец 80-х годов XVI в.) действие перенесено в воздух; все пространство запол­нено струящимися потоками розовато-пепель­ных тонов. В своих поздних произведениях, по большей части сумрачных и взволнован­ных, Тинторетто передает оттенки трагических настроений своих героев, изображает толпы, захваченные порывом бурного чувства.

XVI век был периодом последнего высокого взлета итальянского искусства. Это, однако, не значит, что в последующие столетия оно не раз­вивалось и не принесло мировой художественной культуре никаких ценностей. На рубеже XVI — XVII вв. большую роль в развитии европейской живописи сыграл Микеланджело Меризи да Ка­раваджо. Большой известностью пользовались итальянские живописцы XVII — XVIII вв. Доменико Фетти, Алессандро Маньяско и Джузеппе Мария Креспи. Традиции монументально-декора­тивной живописи итальянского Возрождения про­должал в XVIII столетии венецианец Джованни Баттиста Тьеполо.

В развитии европейской архитектуры и скульптуры большую роль сыграли мастера италь­янского барокко, работавшие в XVII в. в ос­новном в Риме. Центральной фигурой здесь был Джованни Лоренцо Бернини.

В XVII — XVIII вв. Италия уже не имела того влияния на другие европейские страны, ка­кое имела она в эпоху Ренессанса. Но традиции ренессансной культуры помогали итальянским мастерам создавать памятники высокого зна­чения.

ИСКУССТВО НИДЕРЛАНДСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

Ван Эйки, Босх, Брейгель Старший

На надгробии замечательного нидерланд­ского живописца Яна ван Эйка, похороненного в церкви св. Доната в городе Брюгге, было высечено:

Он писал и дышащие жизнью изображения людей,

И землю с цветущими травами,

И все живое прославлял своим искусством...

Неизвестный автор эпитафии прекрасно по­нял не только характер живописи Яна ван Эйка, но и источник очарования нидерландского искусства первой половины XV в.

Раннее нидерландское Возрождение, при­шедшее на смену средневековью, можно срав­нить с человеком, проснувшимся после долгого сна и с удивлением и восторгом увидевшим, как хорош окружающий мир. Все ему кажется

Я. ван Эйк. Портрет четы Арнольфини. 1434. Дерево, масло. Национальная галерея. Лондон.

прекрасным, исполненным глубокого смысла — и серебристый утренний свет, пронизывающий влажный воздух, и цветы, и тихие улочки с до­мами под остроконечными крышами, и очаг, и нехитрая домашняя утварь, и, конечно, люди.

Рождение нового искусства на севере Евро­пы происходило совсем не так, как в Италии. У Нидерландов (в XV в. Нидерланды включали в себя территорию современных Нидерландов, Бельгии, северо-восточной Франции и Люксем­бурга) не было античного прошлого, и Возрож­дение здесь оказалось значительно сильнее связанным с готическим искусством средневе­ковья (см. ст. «Искусство средневековья в За­падной и Центральной Европе»). В Нидерлан­дах мы не встретим фресок, как в Италии, но зато в эпоху средневековья здесь, как и в дру­гих странах Северной Европы, процветало утонченное искусство книжной мини­атюры. Иллюстрации рукописей выполня­лись с таким виртуозным мастерством, такими сияющими красками, что книги превращались в настоящие драгоценности. Да они и ценились на вес золота.

Первые живописцы нидерландского Возрож­дения научились у миниатюристов средневе­ковья точной, филигранной передаче деталей, яркости и светоносности красок. Нидерландцы первыми стали стремиться к белизне грунта, к тому, чтобы он, просвечивая сквозь краску, делал ее еще ярче.

Именно нидерландцам, требовавшим от крас­ки сочности и насыщенности цвета, принадле­жит честь усовершенствования техники масля­ной живописи, которая позже распространилась по всей Европе под названием фламанд­ской манеры. Считают, что изобретате­лями этой техники были знаменитые братья Губерт ван Эйк (ок. 1370—1426) и Ян ван Эйк (ок. 1390-1441).

Прославленный Гентский алтарь (1426—1432; см. илл. ,стр. 136 —137), создан­ный братьями ван Эйками, по своему содержа­нию как будто и не отличается от средневековой живописи. На его створках изображены про­цессии пророков и апостолов, величественная фигура бога. Однако в живописи Гентского алтаря уже нет условности и отвлеченности, свойственных средневековым произведениям ис­кусства. Многие сцены здесь развертываются

138