Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Мавзолей Тадж-Махал (близ Агры). Около 1650. С картины В. В. Верещагина.

Много таких замечательных статуэток из бронзы сохранилось в Индии с X в.

Когда знаменитый русский землепроходец тверской купец Афанасий Никитин в XV в. побывал в Индии, он увидел там храмы новой, другой широко распространенной в Индии рели­гии — мусульманской: это были мечети, а также мавзолеи, которых раньше в Индии не было. Мусульманам запрещалось изображать людей и животных в искусстве. Поэтому в мечетях и мавзолеях нет скульптуры и живописи, но зато они имеют красивые купола, тонкие ба­шенки — минареты1, стройные стрельча­тые арки и отличаются геометрически правиль­ными, строгими контурами. Эта новая индо-мусульманская архитектура обогатила искусство

Индии и сделала его еще более разнообразным по форме и содержанию.

Замечательный образец индо-мусульманской архитектуры — беломраморный мавзолей Тадж-Махал (ок. 1650) близ Агры. Когда пылает солнце, здание, как зеркало, отражает его блеск, купол мавзолея похож на «облачко, отдыхающее на воздушном троне», как говорят в Индии. А при лунном свете сказочно прекрасное здание оча­ровывает мягким зеленоватым сиянием.

С этой жемчужиной средневековой индий­ской архитектуры нас знакомит картина изве­стного русского художника В. В. Верещагина, побывавшего в Индии (эту картину вы можете увидеть в Третьяковской галерее в Москве).

Тадж-Махал, древние буддийские и брах­манские храмы и украшающая их скульптура и живопись — гордость индийского народа, соз­давшего великое самобытное поэтическое ис­кусство.

1 Минарет — это башнеобразное сооружение, которое примыкает к зданию мечети или стоит отдельно. С него глашатай призывает мусульман на молитву.

ИСКУССТВО ДРЕВНЕГО И СРЕДНЕВЕКОВОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

ИСКУССТВО ДРЕВНЕГО И СРЕДНЕВЕКОВОГО КИТАЯ

Искусство Китая уходит в глубь тысячеле­тий. О давности его культуры рассказывают не только музейные экспонаты, но и сама земля, которая усеяна памятниками старины, будто разбросанными чьей-то щедрой рукой и забы­тыми потом в разных частях страны. Среди по­лей вздымаются, словно волны, сотни курганов, хранящих от людей свои секреты и тайные сокровища. То и дело попадаются высокие каменные стелы1 с полустертыми надписями, установленные на спинах могучих черепах. На фоне зеленых просторов рисовых полей выри­совываются каменные фигуры крылатых львов. Даже на неприступных вершинах гор виднеют­ся стройные башни — пагоды, неведомо кем и когда построенные. В древних городах Китая до сих пор можно видеть средневековые двор­цы и храмы, целые ансамбли, повествующие о жизни прошлых лет. Они сияют среди гус­той зелени парков яркой глазурью изогнутых черепичных крыш, красным лаком колонн, белым мрамором террас и лестниц. Окружающие их густые сады с водоемами, искусственными скалами и старыми деревьями создают атмо­сферу тишины и покоя.

На протяжении многих веков, начиная с III тысячелетия до н. э., китайский народ создал огромное количество самых разнообразных про­изведений искусства, в которых проявились и поэтическая любовь к природе, и развиваю­щееся из поколения в поколение поистине вир­туозное мастерство.

Уже во II тысячелетии до н. э. в Китае возникли первые города и установилась иеро­глифическая письменность. В ту пору не было бумаги, и надписи делались на черепаховых табличках и внутри бронзовых сосудов. На окраинах городов возникали большие мастер­ские бронзолитейщиков, где для жертвоприно­шений духам земли и неба, для захоронений и для быта знати выплавляли самые разнооб­разные бронзовые сосуды: тазы и кув­шины, чаны на ножках, чаши и кубки от кро­шечных до гигантских, весом 600 кг. Древне­китайскую бронзу можно отличить сразу по узорам и формам. Узоры, то маленькие и плоские настолько, что их можно рассмотреть лишь в лупу, то большие и выпуклые, опутывали все сосуды, оживляя их поверхность, наполняя ее сказочной жизнью. Они изображали или гибких драконов, или страшную звериную мас­ку сказочного пучеглазого обжоры «тао-тё». В I тысячелетии до н. э. появились картины, написанные тушью на шел­ковых свитках. Самая ранняя из тех,

Жертвенный сосуд. II тысячелетие до н. э. Бронза. Государ­ственный музей искусства народов Востока. Москва.

что сохранились, восходит к IV в. до н. э. На ней изображена женщина, наблюдающая за битвой дракона с фениксом, вероятно, симво­лизирующих борьбу жизни и смерти.

В древнем Китае считалось, что умершему человеку нужна вся та утварь, все то окруже­ние, что и при жизни. Поэтому в темные под­земные склепы клали глиняные фигурки собак, лошадей и домашней птицы, модели городских дозорных башен и домов, сделанные с таким искусством, будто в них и впрямь собирались селиться люди. Стены склепов покрыты много­численными резными рельефами, рас-

1 Стелы — здесь надгробные вертикальные пли­ты или столбы.

83