Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Храм царицы Хатшепсут в Фивах (Дейр-эль-Бахари) (реконструкция). XVI в. до н. э.

показана далекая страна Пунт, откуда егип­тяне привозили ценные благовония.

Храм Хатшепсут прекрасный пример син­теза (сочетания) разных видов изобразитель­ного искусства: архитектуры, скульптуры, цвет­ных рельефов или росписей. Такой синтез ро­дился в Египте и был одной из важных особен­ностей его древних монументальных памятников.

Египетское искусство достигло высочайших вершин. Скульпторы создавали статуи, мас­терски передавая лица разных людей — вни­мательного писца, сурового царя, молодой жен­щины. Вот статуя писца Каи (III ты­сячелетие до н. э.). Его лицо с плоским но­сом и выступающими скулами необычайно вы­разительно. Сжатые губы и внимательный взгляд зорких глаз придают лицу писца вы­ражение сдержанности, готовности повиновать­ся и вместе с тем тонкой наблюдательности. Это ловкий и умный царский приближенный. Совсем иные черты мы видим у статуй других писцов.

То же умение скульптора создать портрет можно легко заметить и при сравнении статуй фараонов, например Аменемхета III (нача­ло II тысячелетия до н. э.) и Рамзеса II

(1250 г. до н. э.). У первого — удлиненный овал лица, узкие глаза, слегка вогнутый длин­ный нос, точно срезанные в верхней части щеки. Лицо же Рамзеса II — с крупным орлиным носом, полными щеками, энергичным подбо­родком (см. илл., стр. 72—73).

Характерно для древнего египетского ис­кусства и то, что между статуями царей и вель­мож, с одной стороны, и статуэтками слуг и рабов, с другой, существует большая разница. Фигуры фараонов и знати всегда совершенно неподвижны, они точно застыли в торжествен­ной важности. Их помещали вплотную к сте­нам в залах храмов или в молельнях гробниц, им молились, приносили жертвы. Скульптор должен был подчеркнуть высокое положение этих людей, и поэтому — сидит или стоит царь или вельможа — он всегда показан спо­койным, уверенным в себе человеком, здоро­вым, могучим, иногда излишне полным. Такое впечатление от этих статуй достигалось стро­гой симметричностью построения фигуры, не­подвижностью позы. Головы всегда поставлены прямо, руки у сидящих фигур покоятся на коленях, у стоящих — опущены, иногда одна держит посох.

64