Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

от художника наибольшей раскрытости миру, наибольшей отзывчивости и широты индиви­дуального бытия: это заложено как условие в самой деятельности эстетического отраже­ния. Итак, даже внутри раздробленного мира искусство представляет собой фактор, противя­щийся раздроблению, и это необычайно важно.

Анализируя природу искусства, мы видим, что три названных процесса человеческой деятельности в нем как бы совмещены и пред­ставляют нечто единое, слитное.

В самом деле, эстетическое отражение дей­ствительности есть тем самым ее познание. Но искусство не только познает. Оно, сверх того, еще и творит, созидает. Ведь каждое произведение искусства — картина, фильм, поэма — представляет собой некий искусно созданный прекрасный предмет: в этом смысле искусство иногда называют священным ремес­лом, а художника — мастером. В искусстве ма­ло что-то переживать, понимать надо еще уметь делать, уметь воплотить, материали­зовать пережитое и познанное. И художник это делает сам, не передоверяя никому другому.

И наконец, — это, может быть, самое глав­ное — искусство есть общение между людьми. Самое высокое, духовно-нравственное общение, обмен не только идеями, но и чувствами. Оно обладает колоссальной силой внушения и яв­ляется сильнейшим средством воспитания, фор­мирования личности.

В этом единстве функций — познания, со­зидания а общения — каждая из них выступает в своеобразном качестве, неся в себе человечес­кое, духовное содержание.

Что, собственно, познает искусство, каков предмет его познания? Весь мир? Да, но под особым углом зрения, а именно мир с пози­ций человеческого отношения к нему, челове­ческого восприятия мира. Наука, особенно если говорить о точных или естественных науках, познает законы природы, независимые от человека. Наука поэтому абсолютно объек­тивна: физик не должен давать волю своим эмоциональным предпочтениям, своим жела­ниям видеть действительность такой, а не дру­гой, он должен остерегаться слишком приме­шивать свое «я» к своим выводам. А худож­ник никак не может и не должен отрешить­ся от выражения своей личности в искусст­ве, потому что постигаемый им мир — это мир, зависимый от человека, искусство же само­познание человечества. Какие мы сами, какие сокровенные возможности в нас заложены, как мы понимаем добро и зло, чего мы ждем от нашего, человеческого мира и чего нам в нем недо­стает — вот какого рода знания несет нам искусство. И воспринимаются они иначе, чем научные истины. Ведь искусство не только по­знание, но и духовное общение; чтобы такое общение состоялось, нужно взаимопонимание между художником и читателем (зрителем, слушателем). Оно возникает при соответст­вующей душевной настроенности со стороны воспринимающего. Другими словами: восприя­тие искусства — процесс активный, а не пас­сивный, обе стороны как бы идут друг другу навстречу. Зерно, брошенное художником, должно упасть на благодатную, подготовлен­ную почву — тогда оно даст всходы. Художник велик, если он уловил думу времени, если он вы­сказал то, что уже бродило и назревало в серд­цах его современников, но еще неясно ими осознавалось.

Художник не только доводит это смутно бродящее до духовной проясненности, но и ма­териализует его в том, что он творит. Эта «модель мира» и есть произведение искусства: то, что художник познал и открыл, закрепляется в нем на века. Поэтому общение людей посредством искусства долговечно и прочно.

* * *

Искусство — прообраз универсальной твор­ческой деятельности, неурезанной, нерасчле-

Художник не может быть замкнут в свою узкую специаль­ность— он должен быть открыт миру, он должен отзываться на все, что происходит на земле...

21