Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

И с каждой страницы бьет набатом революци­онный голос борца за правду. Стихи Назыма записываются на граммофонные пластинки. Сло­во поэта становится словом народа.

Поэт становится коммунистом.

Презрение к смерти, жизнь во имя народа, стремление делать добро — главная линия поэзии Хикмета:

Если я гореть не буду,

И если ты гореть не будешь,

И если мы гореть не будем,

Так кто же здесь рассеет тьму?

О силе этих всемирно известных стихов го­ворит пламенный ответ на них, присланный поэту одним московским школьником:

Я еще мальчик, Хикмет.

У меня многих слов еще нет,

Но тебя я прочел — и в ответ:

Я буду гореть, Хикмет!

С 1938 г. Назым — долголетний узник Бур­ской тюрьмы, самого страшного застенка Тур­ции. Но нет преград для свободного слова. Стихотворение «Полю Робсону» из тюрьмы по­падает на страницы французской газеты «Юманите». Неутомимо творит Назым в Бурской тюрьме. Он создает грандиозную поэтическую эпопею «Человеческая панорама». Рукопись вы­носят на волю друзья. Долго лежит она в ана­толийской земле, а затем ее тайно пересылают за границу и там издают.

Только за то, что Хикмет говорит правду угнетенному народу, его приговаривают в об­щей сложности к 56 годам тюрьмы и дважды к смертной казни. Семнадцать лет держат поэта в страшных турецких тюрьмах, из них 12— в Бурской тюрьме. Двенадцать лет мучений, тоски, тревоги...

Но пробил час — народы мира потребовали: «Свободу Назыму Хикмету!..»

Летом 1951 г. Назым Хикмет снова на со­ветской земле. Снова Москва!

С невиданной силой зазвучала поэзия Хик­мета на родине мира и социализма. В первом же стихотворении, написанном в Москве, На­зым славит людей Страны Советов.

Его поэзия не знает спокойных строк. И самые пламенные строки поэт нацелил против войны. Назым Хикмет, начавший с борьбы за счастье турецкого народа, стал борцом за счастье, за мир и дружбу всех народов земли.

Он удостоен высокой награды — Международ­ной премии Мира. Борьбе за мир посвятил Хикмет не только свою поэзию, но и свою драматургию. Театры многих стран обошла пьеса «Дамоклов меч», в которой Назым вос­стал против атомной войны. Близки Хик­мету самоотверженность и гуманизм героя его замечательной пьесы «Чудак». Мастерство авторского перевоплощения Хикмет показал в пьесе «Легенда о любви», написанной в новой манере, нашедшей истоки в глубине фольклора. «Легенда о любви» — поэтичная, мудрая сказка о благородстве и красоте. Каждая пьеса Хик­мета — событие в театре. Но в любом жанре Назым Хикмет остается поэтом, всегда достиг­ающим творческих высот.

Сердце поэта всегда было открыто для лю­дей. Каждому, кто бывал у него, казалось, что именно он для Назыма — главный и един­ственный человек.

Каждый день его жизни был наполнен тру­дом и борьбой. «Оставьте, доктор, ведь это сердце, слышите, как оно бьется? И если от гнева или от радости разорвется — пусть ра­зорвется!»

В 1963 г. остановилось сердце великого поэ­та-гражданина. Но смерть не властна над ним: «Все равно не умру! Буду жить среди вас... Буду жить на земле, меж людей, для людей!»

ПИСАТЕЛИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

В Латинской Америке около двадцати рес­публик, и в каждой из них есть своя литера­тура, свои писатели и поэты, которые запечат­лели в своих книгах образ родной земли, жизнь народа, его обычаи, нравы, его мужественную борьбу за свободу и справедливость.

У народов Латинской Америки общая исто­рическая судьба. В XVI в. сюда пришли испан­ские завоеватели, покорившие огнем и мечом индейские государства и насадившие свой язык. С тех пор почти во всех странах Латинской Америки говорят по-испански; только в самой большой стране — Бразилии, завоеванной в то время Португалией, говорят по-португальски.

В начале XIX в. почти повсеместно востор­жествовала национально-освободительная ре­волюция, в результате которой было сброшено испано-португальское иго. И в дальнейшем история и культура латиноамериканских рес­публик развивалась во многом сходно.

Литература латиноамериканских стран при­обрела в наши дни международное значение. В ней отражена жизнь и непрекращающаяся борьба ее народов за свое национальное осво­бождение.

Сегодня Латинская Америка гордится име­нами своих замечательных поэтов и романистов, завоевавших мировую известность.

ПАБЛО НЕРУДА (р. 1904)

Пабло Неруда родился в Чили, далекой стране, притиснутой Андами к Тихому океану.

Двадцати лет от роду, студентом универ­ситета в Сантьяго, Пабло Неруда завоевывает известность книгой «Двадцать песен любви и одна песня отчаяния». Далеко не сразу поэт находит собственный путь. В его судьбе боль­шую роль сыграла жизнь в Испании (его на­значили чилийским консулом в Мадриде), когда там началась героическая борьба народа про­тив фашизма. В те дни он стал писать стихи, каких не писал ранее, о борьбе против фашизма, мужестве и надежде. Так появилась антифа­шистская книга «Испания в сердце». Ее напе­чатали во фронтовой типографии бойцы испан­ской республиканской армии.

Тяжелой зимой 1942 г. Неруда создает «Песню любви Сталинграду», страстную поэму о подвиге советских людей, грудью заслонивших человечество от фашистской угрозы. Впер­вые эта поэма была прочитана Нерудой на ми­тинге в столице Мексики, где в то время он исполнял обязанности чилийского консула. А на другой день мексиканские рабочие напеча­тали ее в типографии и расклеили на улицах в виде огромных плакатов.

В 1943 г. Неруда вернулся на родину... Шестое января 1948 г.— памятный день не только в жизни Неруды, но и в истории Чили. В этот день поэт-коммунист, избранный неза­долго до этого депутатом парламента от горня­ков северных провинций, поднялся на трибуну сената, чтобы во всеуслышание обвинить в из­мене национальным интересам родины Гонсалеса Виделу — президента страны, который проводил политику, выгодную американским империалистам. Неруду объявили вне закона. «Когда моя жизнь подвергалась опасности, мой народ защищал меня,— вспоминает Неруда.— Я не выезжал из Чили. Рабочие мне говорили: «Твоя жизнь нужна нашей литературе и нашей борьбе. Им тебя не найти». И меня не нашли». Многие годы скрывался Неруда в подполье. В это время он создает одно из самых замеча­тельных своих произведений — грандиозную эпопею «Всеобщая песнь». Эта огромная поэти­ческая книга, целый мир, воссозданный вооб­ражением поэта, вся Америка с ее вулканами и реками, войнами и революциями, с ее непо­вторимой судьбой и бессмертным народом. Могучее поэтическое вдохновение позволяет Неруде переноситься на сотни лет назад, становиться участником народной борьбы в любой стране, говорить от имени множества самых различ­ных людей — обыкновенных и необыкновенных. На страницах этой огромной эпопеи шумят дож­ди и перекликаются птицы, бьет о берег злая океанская волна, звенят мечи испанских за­хватчиков, поют стрелы гордых индейцев, на­родные герои борются за лучшую жизнь. От имени народов Латинской Америки поэт гневно предупреждает поджигателей новой войны о возмездии, торжественно прославляет мир во всем мире.

«Всеобщая песнь» была сначала подпольно напечатана в Чили. Книга тайно пересекла Анды и шагнула в широкий мир. Создатель «Всеобщей песни» стал поэтом миллионов.

Из-за преследований Неруде все же пришлось уехать из родной страны. Он объездил, кроме Америки, Европу и Азию.

486