бывший офицер CC, застрелился, а жене велел повесить детей. Брата Марианны повесили, а ее не успели. Девочку вырвали из рук мате­ри-фанатички, и она была воспитана в простой крестьянской семье — в труде и честности.

Но времена меняются. Нацисты перестали прятаться: их уже не преследуют в ФРГ, более того, им назначают пенсии и они зани­мают высокие государственные посты.

Постаревшая вдова нацистского преступ­ника приехала требовать обратно свою дочь. Марианна отказалась от матери. Она хорошо запомнила веревку, накинутую ей на шею... Марианну стремились уверить, что это случи­лось давно, что ее мать раскаивается в своем поступке.

— Неужели ты хочешь быть неумолимей самого бога?— спрашивали ее.

—Я не бог,— отвечала Марианна,— и не могу быть такой милосердной.

Это знаменательные слова. И в них выражена политическая позиция автора. Нельзя забывать

преступлений недавнего прошлого. Нельзя про­щать. Речь идет не о мести, а о том, чтобы это никогда не повторилось.

Г. Бёлля, Г. В. Рихтера, В. Кеппена мы называем критическими реалистами. Во мно­гом мы с ними не можем согласиться. От идей социализма они далеки, но это честные худож­ники, они отстаивают идеи гуманизма и демо­кратии, помогают читателю сохранять веру в человека и веру в будущее Германии. Не надо забывать, что политическая жизнь в Западной Германии сложная. Коммунистическая партия запрещена.

Реваншисты и находящаяся в их руках печать требуют пересмотра границ. Не при­знавая ГДР, они хотели бы ее захватить и при­соединить к ФРГ. Немало издается в ФРГ ро­манов, написанных в реваншистском духе. Но среди сторонников новой войны нет ни одного крупного талантливого писателя.

Будущее принадлежит демократическим ху­дожникам.

Детская энциклопедия. Том 11. Язык. Художественная литература. Страница 473.

Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ПИСАТЕЛИ ИТАЛИИ

В конце XIX — начале XX столетия итальян­ская литература носила во многом провинциаль­ный и областнический характер. Это объясняется особенностями исторического развития Италии, объединение которой в национальное государ­ство завершилось лишь в 1870 г. Итальянская буржуазия, с ее отсталостью и узостью взгля­дов, побоялась довести до конца буржуазно-демократическую революцию. Интеллигенция, как писал основатель Итальянской коммуни­стической партии Антонио Грамши, была «да­лека от народа, то есть от нации, и связана с кастовой традицией, которая не была разбита могучим народным или национальным движе­нием снизу». Поэтому, когда в стране устано­вился фашистский режим Муссолини (1922), итальянская литература не в силах была идео­логически противостоять фашизму. В 20-е годы в итальянской литературе усилилось влияние декадентов (см. стр. 318), особенно Габриэле Д'Аннунцио. Он воспевал в своих произведе­ниях войну и призывал к колониальным захва­там. Писатели, которые не хотели служить сво­им творчеством фашистской пропаганде, пред­почли уйти в мир формальных поисков. У од-

них это было выражением пассивного протеста, у других — проявлением малодушия, своего рода бегством от действительности.

Однако некоторые писатели не складывали оружия и стремились в те трудные годы возро­дить утраченные реалистические и демократи­ческие традиции итальянской литературы. Не­скольким писателям-антифашистам удалось эмигрировать, и они работали за границей: на­пример, Джованни Джерманетто (1885—1959) — автор широко известных у нас «Записок цирюль­ника» (1930), Амедео Уголини и другие. И в самой Италии выходили отдельные произведе­ния, реалистически рисовавшие жизнь простых людей, проникнутые духом неприятия фашиз­ма, его пропаганды жестокости, человеко­ненавистничества. Это были книги писателей Альберто Моравиа, Франческо Йовине («Непо­стоянный человек», 1934), Карло Бернари («Трое рабочих», 1934), Чезаре Павезе («Тяжкий труд», 1938), Элио Витторини («Беседы на Си­цилии», 1941).

По-настоящему сблизиться с народом пере­довая, антифашистски настроенная интелли­генция сумела только благодаря активному

473