Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

даже не подозревают, что во всех дореволюцион­ных изданиях поэмы Некрасова строчка «Бог, царь и господин» отсутствовала. Благодаря Чуковскому были найдены и в советское вре­мя опубликованы многие крамольные некра­совские строки. Находки Чуковского значи­тельно изменили наши представления о рево­люционной настроенности поэта.

Познакомившись с первым советским со­бранием сочинений Некрасова, вышедшим под редакцией Чуковского, В. И. Ленин нашел, что это «хорошая, толковая работа».

Первое послеоктябрьское десятилетие в твор­честве Чуковского — время стихотворных ска­зок. Он и раньше интересовался детской лите­ратурой, писал критические статьи о детских писателях и журналах, изучал особенности детской речи, но, по его собственным словам, никогда не думал, что станет сочинять сти­хотворные сказки для детей. За «Крокодилом», напечатанным еще в 1917 г., последовали «Тараканище» и «Мойдодыр» (1923), «Муха-Цоко­туха» и «Путаница» (1924), «Телефон», «Бар­малей» и «Федорино горе» (1926), «Айболит» (1929), «Краденое солнце» и «Топтыгин и лиса» (1934). Эти удивительные сказки принесли ав­тору такую громкую славу, что она на время совершенно заслонила известность Чуковского — ученого-литературоведа. Сказки Чуковского стали любимым чтением советских детей.

В сказках движутся и пересыпаются, как стеклышки в калейдоскопе, забавные сценки и опасные приключения, внезапные несчастья сменяются радостными праздниками. Добро бо­рется со злом, и вот что замечательно: маленький и слабый всегда побеждает здесь большого и силь­ного. Воробышек избавляет львов и тигров от грозного Тараканища, Муху-Цокотуху спасает самый крохотный из героев сказки — Комарик. Веселый сказочник как бы советует своему ма­ленькому читателю: «Борись — и ты будешь победителем!»

Эти сказки написаны звонкими стихами, которые легко запоминаются и поются. В сказ­ки Чуковского можно играть, как в «сыщи­ки-разбойники» или «испорченный телефон», потому что они выросли из детских игр, из детского и народного поэтического творчества. В них то и дело звучат считалки, дразнилки, скороговорки, перевертыши, шуточные афориз­мы, ставшие поговорками, вроде: «Ох, нелегкая это работа — из болота тащить бегемота».

Чуковский жестоко высмеивает всяких тира­нов-угнетателей и тех, кто делает угнетение возможным, прежде всего трусов. Он рисует

галерею этих типов. Здесь и волки, которые «от испуга скушали друг друга», и храбря­щиеся трусы — раки, «наступающие» не в ту сторону, и крупные рогатые скоты, которые на призыв забодать Тараканище отвечают:

Мы врага бы

На рога бы,

Только шкура дорога,

И рога нынче тоже не дешевы...

Сказки Чуковского — классические произ­ведения русской советской поэзии.

С творчеством Чуковского поэта, тесно связана книга «От двух до пяти», выдержавшая уже два десятка изданий. Многие читатели этой книги даже не подозревают, что перед ними — серьез­ный научный труд, впервые ставящий и реша­ющий сложнейшие вопросы педагогики, на­столько она увлекательно написана!

Разнообразие творческих замыслов Чуков­ского поразительно. Среди его сочинений вме­сте с критическими статьями, литературовед­ческими исследованиями и детскими сказками есть повести для юношества, книга по теории художественного перевода («Высокое искусство», 1964) и книга воспоминаний о писателях и художниках, которых Чуковский близко знал: о Горьком, Репине, Брюсове, Маяковском, Блоке, А. Толстом («Современники», 1962).

Корней Иванович не только автор ориги­нальных книг — он составитель сборников и альманахов, блестящий переводчик Марка Тве­на, Киплинга, Уолта Уитмена, редактор пере­водов, талантливый лектор, а также прекрас­ный исполнитель своих стихов. Все, что делает Чуковский, талантливо, остроумно, увлека­тельно. У серости и скуки нет более опасного врага, чем Чуковский. Его научные труды чи­таются с таким же захватывающим интере­сом, как и художественные произведения.

В мае 1962 г. под сводами Оксфордского университета — одного из старейших в Европе — Корнею Ивановичу Чуковскому набросили на плечи черно-красную мантию и вручили дип­лом почетного доктора литературы. После И. С. Тургенева он стал первым русским пи­сателем, удостоенным этого звания в Англии. А дома его ждала другая радость — Ленин­ская премия за монументальное исследование «Мастерство Некрасова».

Чуковскому всегда было свойственно безза­ветное трудолюбие. С возрастом его веселый та­лант крепнет. Об этом свидетельствуют его но­вые произведения: книга о богатстве и вырази­тельности русского языка «Живой как жизнь» (1962) и главы из книги о любимом им Чехове.

440