Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Мирсаид Миршакар.

мынии, Польши, Чехословакии и еще многих стран известно имя белорусского писателя Ян­ки Мавра (р. 1883), автора повестей «ТВТ», «Полесские робинзоны», «Человек идет», «Путь из тьмы».

Трогателен маленький рассказ писателя «Слезы Туби» о цейлонском мальчике. Чтобы не умереть с голоду, Туби должен был каж­дый день, рискуя жизнью, собирать на дне океана жемчужные раковины. Однажды на него напала акула, и Туби погиб. Друзья мальчика выловили акулу-убийцу и в ее утробе на­шли раковины, собранные Туби. Лапы хозяев-торговцев, пославших Туби на смерть, «преж­де всего потянулись к ним. Разбили одну, раз­давили другую, а в третьей увидели огромную, прекрасную жемчужину. Заблестели глаза у козяев, щелкнули они пальцами:

— Вот это — вещь! Тысяч пятьдесят будет!»

А о Туби даже не вспомнили.

Так просто, без нравоучений рассказал Янка Мавр читателям о бесчеловечности капита­листического мира.

Вышедшая в 30-х годах повесть Мавра «ТВТ» породила на какое-то время пионерское дви­жение «тэвэтовцев», подобное тимуровскому,— за хозяйское отношение к вещам, против лени и зазнайства.

Книги Я. Мавра увлекательны по сюжету и глубоко человечны по мысли.

В золотой фонд советской детской литера­туры вошла поэма «Золотой кишлак» таджик­ского поэта Мирсаида Миршакара (р. 1912). Дей­ствие ее развивается вокруг древней памирской легенды про таинственное селение — золотой киш­лак, где все люди живут дружно и не знают нужды. Множество людей погибло в дороге, пытаясь найти путь к золотому кишлаку. Один из героев поэмы, отец юного Шарафджона, уговорив десять земляков, тоже пустился на поиски счастливого селения. Смельчаки обошли многие страны — Иран, Афганистан и другие, — но всюду «одну и ту же видели печаль, одно и то же горе — нищету, одну и ту же суету — тщету». Погибли десять спутников отца Шарафджона, сам он стал глубоким стариком, и тут-то наконец он увидел селение, залитое элек­трическим светом, реки, изменившие свои из­вечные русла, орошающие тучные поля хлопка, и щедро плодоносящие сады, новые дома и радостные улыбки на лицах людей. С удивле­нием узнает старик среди жителей золотого кишлака своего сына, которого покинул двад­цать лет назад. Оказалось, это его родной киш­лак. Шарафджон объясняет отцу, что

...счастья нет готового нигде — Ни на Земле, ни на другой звезде.

Пока путники искали готовое счастье, их земляки изменили жизнь у себя на родине, изменили своей борьбой, трудом.

В. П. Катаев.

433