Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

В 1785 г. педагог и просветитель Н. И. Но­виков издавал в Петербурге первый русский журнал для детей «Детское чтение для сердца и разума», вскоре закрытый правительством Екатерины II. Он печатал произведения, кото­рые открывали ребятам глаза на действитель­ное положение вещей, учили ненавидеть кре­постное право, бескорыстно любить людей.

В конце 30-х годов прошлого века борьбу за передовую литературу для детей возглавил

B. Г. Белинский.

Внимательно изучив лучшие книги «взрос­лой» литературы, вошедшие в состав детского чтения, он пришел к выводу, что резкой грани между книгой для детей и книгой для взрослых быть не может. И та и другая хо­роши, когда они правдивы, художественны, несут читателям большие, важные мысли и ум­ные, передовые идеи.

Дети и взрослые одинаково радуются хоро­шему, одинаково страдают от обид и неспра­ведливости. Почему же не рассказывать ребя­там обо всем, что их волнует?

Только рассказ этот должен быть интересен и до конца понятен каждому, кто его слуша­ет, независимо от возраста. Именно так уме­ли беседовать с читателями наши писатели-классики.

Со второй половины XIX в. под влиянием статей В. Г. Белинского, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, под воздействием рево­люционно-демократического движения пере­довая художественная литература для детей начинает набирать силу, постепенно вытесняя бесталанные, верноподданнические поделки.

Стихи Н. А. Некрасова, книги Л. Н. Тол­стого, И. С. Тургенева, Д. В. Григоровича,

C. Т. Аксакова и других писателей-реалистов открыли ребятам мир во всей его необъятности. Они донесли до слуха юного читателя и звон бубенцов почтовой тройки, и треск ломающихся от мороза деревьев, и плач детишек, прико­ванных неизбывной нуждой к фабричному ко­лесу, и колыбельную песню крестьянки, на­перед знающей свою горькую судьбу, и злоб­ные крики барыни-самодурки, и оживленный гул сельской ярмарки...

Все было настоящее в этом мире — горе и радость, боль и счастье. Из знакомства с этим миром ребята выносили горькую правду о страданиях и унижениях простого народа — крестьян, рабочих. Но они обретали также уверенность в том, что родной народ «вынесет все и широкую, ясную грудью дорогу проло­жит себе».

ЕЗДА В НЕЗНАЕМОЕ

И все же коренной поворот в детской лите­ратуре наступил только после Великой Октябрь­ской социалистической революции. Не покор­ных, бессловесных слуг, а гордых, смелых, самостоятельно мыслящих и инициативных лю­дей хотело воспитать новое государство. Вос­питание правдой стало основопола­гающим требованием к детской литературе.

«Больше всего хотелось бы, — писала Н. К. Крупская, — чтобы детская литература помог­ла бы лучше понять реальную жизнь, реаль­ную борьбу живых людей...» А. М. Горький призывал детских писателей создавать книги, в которых ярко проявилось бы значение чело­веческого труда — единственного источника культуры, материальных и духовных ценностей.

Та многокрасочная, богатейшая советская детская литература, которую мы знаем сейчас, возникла не сразу. Родиться и окрепнуть по­могли ей основоположники социалистического реализма Горький и Маяковский. Они своим творчеством как бы проложили основные маги­стральные пути, по которым пошла в даль­нейшем наша детская литература.

Первые победы ждали ее в жанре стихо­творной и драматической сказки. Было похоже,

Обложка В. В. Лебедева к книге С, Я. Маршака «Мистер Твистер».

424