Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Эти строки были написаны до революции. В дальнейшем судьба уже Советской родины вызывает в душе Исаакяна совсем другие чув­ства — весенне-радостные, светлые.

Его стихотворение «Привет всем» полно сияния весенних красок, волшебной музыки пробужденной природы; сердце шепчет поэту:

...остановись,

Чтобы этот мир обнять.

Низко поклонись ручьям,

Ланям, птицам, и кустам,

И деревьям, и стадам,

И высоким облакам:

Это все родня твоя —

Братья верные твои,

Это близкая родня —

Сестры добрые твои.

(Перевод Н. Чуковского.)

Тема скитаний на чужбине и тоски по ро­дине навсегда уходит из лирики Исаакяна; он становится поэтом новой, революционной Ар­мении.

Когда Аветик Исаакян умер, французский поэт Луи Арагон писал в «Правде»: «Никогда не были так нужны нам его пламенные слова о сво­боде, которую он воспел еще полвека тому на­зад: «Ты — свобода, бессмертный, святой Аль-Коран соловьев, что в раю распевают в тиши!»

Аветик Исаакян — поэт большого, интер­национального звучания. В его просторном доме в Ереване стоит шкаф с книгами почти на всех языках мира. На многих книгах сер­дечные, признательные автографы. С нежной благодарностью оглядывая эти книги, поэт говорил о них: «Мои друзья».

В Армении нет человека, который не знал бы Исаакяна, не гордился бы им, не читал бы наизусть его стихи, многие из которых стали песнями.

Это особенно относится к его любовной ли­рике.

Вот доносится до нас нежная и страстная, фольклорная наивная мелодия:

Чем велишь мне, тем я и стану!

Стану небом, землею, луной,

Солнцем, ветром, волной океана,

Только б знать, что любим я тобой.

(Перевод М. Павловой.)

А вот строки совсем простые, ясные и стро­гие — вечер, уставшего пахаря ждет любимая:

Ты уж выбился из сип

Туча на небе,— кончай!

Ты у птицы попроси

Два крыла — и прилетай!

(Перевод П. Сухошина.)

Если путешествующий по Армении у пер­вого встречного спросит, как пройти к дому Исаакяна, то непременно услышит дружеский ответ: «Вы хотите посетить дом вартепа [масте­ра]... Идемте, я провожу вас...»

Аветика Исаакяна называют в Армении не только вартепом, но и мудрецом. Даже во внеш­нем облике, в прищуре глубоких и вниматель­ных глаз, в спокойном достоинстве его нетороп­ливых движений было что-то от народного мудреца, очень сердечного и очень требова­тельного.

ЯКУБ КОЛАС (1882-1956)

Классик белорусской литературы Якуб Колас (Константин Михайлович Мицкевич) ро­дился в семье лесника. Детство его прошло в лесной глуши на Немане. Школы поблизости не было, и грамоту мальчик постигал «самоуком». Он жадно читал Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Некрасова, а увлекшись Крыло­вым, пробовал и сам писать басни.

В 1898 г. Колас поступает в учительскую семинарию в г. Несвиже. С 1902 г. учительст­вует в начальных школах Полесья и выступает ходатаем по крестьянским делам. В это же

Якуб Колас.

384