Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Историческая заслуга Гоголя, по определе­нию Белинского, состояла в том, что он «пер­вый взглянул смело и прямо на русскую дей­ствительность». Своеобразие его сатиры, в от­личие, скажем, от сатиры XVIII в., определя­лось тем, что она была направлена против «об­щего порядка вещей», а не отдельных лично­стей, дурных исполнителей закона.

Чернышевский однажды сказал, что, если слово писателя одушевлено идеей правды, стрем­лением к благотворному действию на умствен­ную жизнь общества, это слово заключает в себе семена жизни и оно никогда не будет мертво. Именно таким было художественное слово Гоголя.

Оно оказало громадное влияние на развитие отечественной литературы. Уже в 40-х годах, при жизни Гоголя, его влияние испытывали на себе писатели так называемой «натуральной школы». Начав в те годы свою литературную

Запорожцев ведут на казнь. Впереди идет Остап. Иллюст­рация Е. А. Кибрика к повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба».

деятельность, Некрасов, Достоевский, Турге­нев, Григорович, Герцен и многие другие моло­дые писатели этой школы опирались в своем творчестве на художественный опыт Гоголя и развивали дальше реалистические традиции русской литературы.

Гоголь прожил недолгую, трудную жизнь. Он хорошо видел беды и несчастья своего народа и пытливо вглядывался в его будущее. Он был убежден, что Россия — «в дороге». С неотра­зимой мощью этот мотив всепобеждающего дви­жения вперед выражен в первом томе «Мертвых душ»: «Чудным звоном заливается колоколь­чик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Гоголь хотел видеть русский народ свобод­ным и счастливым. Вера в великое будущее своей родины, своего народа служила главным источником творческого вдохновения писателя.

Но свойственная Гоголю, по словам Черны­шевского, «теснота горизонта» мешала ему вер­но уяснить многие стороны современной жизни и сделать из них правильные выводы.

В последние годы жизни он выпустил реак­ционную книгу «Выбранные места из пе­реписки с друзьями», подвергнутую Белинским острой и справедливой критике. В духе этой книги Гоголь пытался писать второй том «Мерт­вых душ», но за десять дней до смерти бросил в печь рукопись. Случайно уцелело лишь не­сколько черновых глав. Судя по ним, лучшие страницы второго тома все же были созвучны первому.

Печальные обстоятельства последних лет жизни писателя нисколько не умаляют значе­ния совершенного им творческого подвига. Незадолго до смерти Гоголь писал: «Знаю, что мое имя после меня будет счастливее меня». И он оказался провидцем.

Похороны Гоголя вылились в волнующую манифестацию всенародной любви к великому писателю. Вся передовая Россия в глубокой печали склонила голову у гроба гениального сатирика.

Традиции Гоголя дали хорошие всходы в творчестве последующих поколений русских писателей.

Гончаров однажды сказал о Глебе Успен­ском: «Гоголь оставил ему в наследие не­сколько десятин своего великолепного име­ния — свой юмор...» Немало «десятин» гоголев­ского смеха унаследовали Щедрин и Чехов, Горький и Шолохов.

275