Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

хор русского народа. Ведь именно в песнях русский народ чаще всего изливает свою душу.

До Кольцова у нас были песни, созданные устно самим народом, они принадлежат фоль­клору, мы не знаем их авторов. Кольцов со­здал народную песню как особый вид лириче­ской поэзии в нашей художественной литера­туре.

Трудно было прасолу, гоняющему по степи гурты скота, приказчику, торгующему на ба­заре, мечтать о поэзии и писать стихи. «Тесен мой круг, грязен мой мир, горько жить мне в нем, и я не знаю, как я еще не потерялся в нем», — писал он о своей среде. Быть может, и потерялся бы его поэтический талант среди грубости и грязи торгашеского мира, если бы не счастливый случай.

Как-то в 1830 г. Кольцов пригнал на вино­куренный завод скот, чтобы кормить его бар­дой. Завод принадлежал отцу Н. В. Станке­вича — известного общественного деятеля и ли­тератора. Н. В. Станкевичу рассказали, что прибывший прасол читал очень хорошо песни, которыми все заслушались. Он заинтересовал­ся поэтом и захотел с ним познакомиться. Песни Кольцова произвели на него сильное впечатление. Несколько песен Станкевич вско­ре же напечатал в московском журнале «Листок» и в «Литературной газете». Видные писатели: Жуковский, Вяземский, Одоевский, Панаев — приняли живое участие в судьбе талантливого народного певца. Особенно подружился с Коль­цовым В. Г. Белинский.

В 1835 г. на средства, собранные по под­писке, удалось издать сочинения А. В. Коль­цова. Сборник его стихов имел успех и был одобрен Пушкиным. Незадолго до гибели

Иллюстрация Б. М. Десницкого к «Песне пахаря» А. В. Кольцова.

А. С. Пушкин пригласил к себе Кольцова, очень ласково его принял и затем напечатал его стихотворение «Урожай» в своем журнале «Со­временник». Встреча с Пушкиным вызвала у Кольцова огромный творческий подъем. И ког­да в мрачной ночи николаевского царствования раздался зловещий выстрел Дантеса, потрясен­ный Кольцов воскликнул: «Прострелено солн­це!..» Вместе с лучшими русскими людьми оп­лакивал он утрату великого поэта и посвятил памяти Пушкина одно из лучших своих лири­ческих стихотворений — «Лес». Образ могучего леса олицетворяет величие национального гения Пушкина, а отдельные строфы иносказательно описывают его гибель:

Густолиственный

Твой зеленый шлем

Буйный вихрь сорвал —

И развеял в прах.

Плащ упал к ногам

И рассыпался...

Ты стоишь, поник,

И не ратуешь.

Где ж девалася;

Речь высокая,

Сила гордая,

Доблесть царская?

У тебя ль, было,

В ночь безмолвную

Заливная песнь

Соловьиная...

Несмотря на то что Кольцов стал извест­ным в литературе и его талант был признан лучшими русскими писателями, жизнь его была нелегкой. Всю жизнь он тяготился деспотиз­мом отца, который заставлял его заниматься нелюбимым делом — торговлей, в то время как его влекло к поэзии.

На творчество Кольцова оказала глубокое влияние личная трагедия: его невесту, крепо­стную крестьянскую девушку Дуняшу, про­дали в далекое село, навсегда разлучив с го­рячо любившим ее юношей поэтом.

Вдали от писателей, признавших его талант, без друзей, чужой среди родных, поэт чувство­вал себя одиноким и глубоко несчастным. Вско­ре обнаружилась болезнь, окончательно подор­вавшая его силы. 29 октября 1842 г. Кольцов умер от чахотки.

Говоря о том, что российская действитель­ность обрекала русских писателей на прежде­временную смерть, А. И. Герцен вспомнил о печальной судьбе Кольцова: «Погибают даже те, которых пощадило правительство,— едва успев расцвести, они спешат расстаться с жиз­нью... Кольцов убит своей семьей тридцати трех лет».

272