Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

церам «Демона». И еще долго после смерти Лермонтова боевые товарищи вспоминали его со слезами и уверяли, что характер поэта был полон деликатности и юношеской го­рячности.

В 1841 г., в последний раз покидая столицу, Лермонтов заезжал проститься к писателю Вла­димиру Одоевскому. И тот подарил ему на про­щанье записную книжку в коричневом сафья­новом переплете. На первой странице Одоев­ский написал: «Поэту Лермонтову дается сия моя старая и любимая книга с тем, чтобы он

Мери и Грушницкий у источника. Иллюстрация М. А. Врубеля к роману М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

возвратил мне ее сам и всю исписанную». Ви­димо, Лермонтов говорил, что им больше не встретиться.

Первые страницы поэт начал заполнять, оче­видно, в пути. Экипаж трясло. Строки получа­лись кривые и неразборчивые. Лермонтов впи­сывал стихотворения, которые и сейчас твер­дят все, кто любит поэзию: «Спор», «Сон», «Утес», «Нет, не тебя так пылко я люблю...». После смер­ти Лермонтова бабушка поэта возвратила эту книжку Одоевскому. С волнением и печалью разбирал Одоевский строки:

Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья: В меня все ближние мои Бросали бешено каменья...

Это было последнее стихотво­рение — «Пророк». Дальше за­писи обрывались.

Современники понимали, что дуэль Лермонтова с Мартыно­вым, которая произошла 27 ию­ля 1841 г. возле Пятигорска, у подножия горы Машук, была обдуманным и тонко подстроен­ным убийством, нити которого тянулись к Зимнему дворцу в Петербург. (Теперь найдены до­кументы, прямо свидетельствую­щие об этом.) Наиболее прони­цательные ставили эту смерть в связь с гибелью Пушкина, Грибоедова и многих других пе­редовых людей эпохи.

«...Содержание, добытое со дна глубочайшей и могуществен­нейшей натуры, исполинский взмах, демонский полет — с не­бом гордая вражда — все это за­ставляет думать, — писал Бе­линский,— что мы лишились в Лермонтове поэта, который по содержанию шагнул бы дальше Пушкина».

Активный, героический дух поэзии, ее лиризм, глубина мыс­ли, тонкость психологического анализа, простота в сочетании с высоким совершенством фор­мы, наконец, удивительная му­зыкальность его стиха и про­зы — все это ставит Михаила Юрьевича Лермонтова в ряд ве­личайших писателей мира.

270