Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.
http://www.lan.by/ Бюро переводов в Гродно.

Верные друзья Пушкина

Пушкин дружил с книгами с дет­ства. Допоздна засиживался он в каби­нете отца. Одну за другой прочиты­вал книги на русском и французском языках. Куда бы ни ехал Пушкин, книга была его неизменным спутником. Сосланный в Кишинев, в Одессу, Пуш­кин не расставался с Шекспиром, ко­торого он читал в подлиннике. В поезд­ке по Кавказу Александр Сергеевич наслаждался стихами «Божественной

комедии» Данте. Великий русский поэт любовно заботился о своей домашней библиотеке. Все стены кабинета за­ставлены были полками с книгами. Кроме русских, здесь стояли книги на 14 иностранных языках. И все эти кни­ги Пушкин читал. Одни языки он знал отлично, другие — хорошо, иные толь­ко начал изучать. Замечательно то, что Пушкин, желая что-либо переве­сти на русский язык, обязательно

знакомился с подлинником. После дуэ­ли поэт прожил три дня. Он лежал на диване в кабинете и, мужественно сдерживая стоны, мучился от страш­ной боли. Затуманенный взор поэта останавливался на полках. Да, с ним его любимые книги. «Прощайте, друзья!» — тихо прошептал он запекши­мися губами. Эти последние слова Пушкина слышал Вл. Даль, присутст­вовавший при кончине поэта.

Народ чтит любимых писателей

Советские люди глубоко чтят поэтический гений А. С. Пушкина. В Москве у подножия его памятника всегда лежат свежие цветы.

Царское правительство ненави­дело и боялось писателей, которые боролись за счастье народа, поэтому оно и не заботилось об увековечении их памяти, но это не всегда ему уда­валось. В 1880 г. в Москве был открыт великолепный памятник А. С. Пуш­кину (скульптор А. Опекушин). День­ги на памятник собирали по всей Рос­сии.

В 1909 г. к столетию со дня рож­дения Гоголя скульптор Н. Андреев создал прекрасный памятник писате­лю. Этот памятник стоит во дворе московского дома, где умер Гоголь.

Только после Октября в память о писателях воздвигнуты монументы, их именами названы площади и улицы, открыты мемориальные музеи.

На площади перед Белорусским вокзалом в Москве видна знакомая фигура Максима Горького. Памятник изваян талантливыми скульпторами Иваном Шадром и Верой Мухиной.

Алексей Максимович, как бы уставший от долгой прогулки, остановился на ходу, пальто расстегнуто, в руке ши­рокополая шляпа.

Сбылись и слова Маяковского, обращенные когда-то к Пушкину: «После смерти нам стоять почти что рядом...» На площади имени Мая­ковского возвышается на гранитном постаменте громадная фигура. Ху­дожник А. Кибальников в 1958 г. соз­дал выразительную скульптуру поэта. Маяковский читает стихи. У памят­ника часто собирается молодежь.

М. Ю. ЛЕРМОНТОВ (1814—1841)

Когда мы произносим имя Лермонтова, к глубокому раздумью и бесконечному восхи­щению, которые всегда возбуждает его поэзия, примешиваются чувства сожаления и горечи, словно от недавней потери. Вряд ли во всей ми­ровой литературе можно вспомнить другого столь же великого поэта, жизнь которого обор­валась так рано. Лермонтов погиб, не достиг­нув двадцатисемилетнего возраста. Погиб спус­тя четыре года после Пушкина. И вот эти четыре года, в продолжение которых были созданы его лучшие стихотворения, поэмы и ге­ниальный роман «Герой нашего времени», со­ставляют важный этап в развитии русской ли­тературы.

Преемника Пушкина увидели в Лермонтове сразу и почитатели и враги пушкинского таланта. Это было в те дни, когда Пушкин по­гиб на дуэли, убитый рукой презренного про­ходимца, когда по Петербургу стало расхо­диться во множестве списков стихотворение — «Смерть Поэта», под которым стояло мало кому

известное в ту пору имя — Лермонтов. Стихи потрясали. Неизвестный автор разоблачал тай­ный заговор вокруг Пушкина, он указывал на вдохновителей подлого убийства — это при­дворная знать, палачи свободы, жадною тол­пой окружавшие царский трон. Лермонтов грозил им кровавой расправой, предрекал, что их ждет суд истории.

Справедливую кару Лермонтов называл «божиим судом». Но это иносказание не помешало убийцам Пушкина угадать истинный смысл уг­розы. Кто-то из них надписал на копии сти­хов: «Воззвание к революции» — и отослал в Зимний дворец самому царю. Ненависть Николая I к Лермонтову была еще сильнее, чем к Пушкину. Возникло дело о «непозволи­тельных стихах». Через несколько дней после­довал приказ: корнета императорской гвардии Михаила Лермонтова отправить на Кавказ в экспедицию против горцев.

Как солдат в бою, Лермонтов подхватил знамя русской поэзии, выпадавшее из рук Пуш­кина, и встал на его место. Так началась все­народная слава М. Ю. Лермонтова.

267