Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ный доступ в литературу, сумел стать подлин­ным создателем русского литературного языка. Однако карамзинский период истории нашей литературы, сменивший ломоносовское «книжное направление», по справедливому суж­дению В. Г. Белинского, непосредственно пред­шествовал пушкинскому. В творчестве Карам­зина, отмечает Белинский, впервые в нашей литературе нашла отражение «жизнь сердца», он «создал на Руси образованный литератур­ный язык» и тем сумел «заохотить русскую публику к чтению русских книг».

В начале XIX в., когда за языковую ре­форму Карамзина энергично боролась литера­турная молодежь — Жуковский, Батюшков, Пушкин-лицеист, сам он все больше отходил от художественной литературы. В 1803 г., по его собственным словам, Карамзин «по­стригается в историки». Последние двадцать с лишним лет своей жизни он посвятил гранди­озному труду — созданию «Истории Государ­ства Российского». Смерть застала его за ра­ботой над двенадцатым томом «Истории...», рас­сказывающим об эпохе «смутного времени».

ЛИТЕРАТУРА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

ОТ РОМАНТИЗМА К РЕАЛИЗМУ

XIX век можно назвать «золотым веком» рус­ской литературы. Озаренная гением Пушкина, Лермонтова, Гоголя, блеском таланта Жуков­ского, Крылова, Грибоедова, русская литера­тура сделала в первую половину столетия по­истине гигантский шаг вперед. Это прежде всего объясняется необычайно быстрым раз­витием русского общества.

Волна революций, которая прокатилась по Европе в 10—20-х годах, нарастающее возму­щение крестьянских масс и особенно могучий патриотический подъем в России, вызванный войной 1812 г., — все это говорило о непроч­ности самовластия во всем мире, о необходи­мости перемен в крепостнической Российской империи. В стране началось освободительное движение, сформировалось первое поколение революционеров — борцов с самодержавием. Это были декабристы, «лучшие люди из дворян», как назвал их В. И. Ленин, которые «помогли разбудить народ».

В литературе на первый план выдвигается творчество активных, или прогрес­сивных, романтиков, среди которых были литераторы-декабристы: К. Ф. Рыле­ев, В. К. Кюхельбекер, А. А. Бестужев, А. И. Одоевский — певцы революционного подви­га, открыто звавшие на борьбу с самодержавием. К прогрессивным романтикам примыкали и такие талантливые поэты, как Денис Давыдов (1784—1839), Н. М. Языков (1803—1846), Д. В. Веневитинов (1805—1827) и Е. А. Баратын­ский (1800—1844). Свои произведения они часто

посвящали событиям отечественной истории, обращались к легендам, к устной народной поэзии. Это были поэты, мечтавшие о раскре­пощении человеческой личности от пут деспо­тизма, религии, лживой морали.

С наибольшей художественной силой про­грессивный романтизм выразился в вольно­любивых стихотворениях и романтических поэмах Пушкина: «Вольность» и «Деревня», «Кавказский пленник» и «Цыганы» (см. ст. «А. С. Пушкин»).

Представителем романтизма другого типа— романтизма пассивного, или кон­сервативного, был Жуковский (см. ст. «В. А. Жуковский»).

В середине 20-х годов свободолюбивым стрем­лениям передовой части русского общества был нанесен страшный удар. Самодержавная власть быстро расправилась с декабристами — мало­численными и оторванными от народа. На­ступила долгая глухая ночь николаевской ре­акции. «Первые годы, следовавшие за 1825 г.,— писал Герцен, — были ужасающие. Потребо­валось не менее десятка лет, чтобы в этой зло­счастной атмосфере порабощения и преследо­вания можно было прийти в себя. Людьми овладела глубокая безнадежность, общий упа­док сил».

В этой мрачной обстановке на некоторое время усиливается влияние реакционной ро­мантической литературы.

Вместе с тем передовые романтические иде­алы воодушевляют людей нового поколения,

248