Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ский язык, оторванный от живой, разговорной речи. И литературный язык, и разговорная речь, были засорены чрезмерно большим коли­чеством иностранных слов.

Сблизить литературную и разговорную речь обеспечить целостность и самостоятельность национального русского языка — на это и были направлены усилия Ломоносова. И ему многое удалось сделать в этом отношении.

Для того чтобы внести известный порядок в литературный язык, разумно ограничить употребление церковнославянских и иностран­ных слов и оборотов, Ломоносов распределил весь словарный состав славяно-российского языка по трем группам — «штилям», прикре­пив к каждому из них определенные литера­турные виды (жанры).

Церковнославянские слова, устаревшие и ставшие малопонятными, он совсем исклю­чил из литературной речи. Те же из них, кото­рые были «россиянам вразумительны», допус­кались к употреблению преимущественно в так называемых высоких жанрах — оде, герои­ческой поэме и т. п., в силу особой своей тор­жественности, приподнятости отделявшихся от простой, обыденной речи. Наоборот, литератур­ные произведения, содержание которых ближе к жизни,— драматические произведения, са­тиры — должны были писаться «средним шти­лем» — языком менее книжным, более близким к разговорному. Наконец, для «описания обык­новенных дел», сочинения комедий, эпиграмм, песен, дружеских посланий следовало приме­нять «низкий штиль», в котором могут употреб­ляться и простонародные слова. Изгонялись из языка и ненужные иностранные слова — варваризмы.

Разделение литературного языка на «три штиля», резко отграниченные друг от друга, было связано с теорией классицизма и в даль­нейшем стало стеснять писателей. Следующий шаг в совершенствовании литературного языка сделал Карамзин. Полный простор свободно­му развитию языка художественной литерату­ры открыло творчество Пушкина, который в ос­новном продолжил и развил начатую Ломоно­совым работу по созданию русского националь­ного языка.

Литературная деятельность гениального поэта-ученого — его поэтическое творчество, его работы в области языка и стиха — имела исключительно большое значение для развития русской литературы. Недаром «Петром Вели­ким русской литературы» назвал Ломоносова В. Г. Белинский.

Н. И. НОВИКОВ (1744-1818)

В начале 1769 г. под негласным руководст­вом императрицы Екатерины II и с ее участием стал выходить первый в России еженедельный сатирический журнал «Всякая всячина». Пред­принимая это издание, Екатерина хотела осла­бить критическое отношение к ее управлению страной, все нараставшее в различных кругах русского общества. Журнал императрицы дол­жен был вместе с тем продемонстрировать, что и как можно критиковать. Дозволенной обла­стью сатиры объявлялось не обличение общест­венных непорядков и злоупотреблений и тех, кто в этом виновен, а лишь легкое и добродуш­ное осмеяние общечеловеческих слабостей как якобы неизбежного свойства человеческой природы. Писать именно в таком духе призы­вались и будущие издатели других журналов. Действительно, вслед за «Всякой всячиной» появилось много ежемесячных, еженедельных и даже ежедневных сатирических листков под весьма разнообразными и пестрыми названи­ями: «И то и се», «Ни то ни се», «Адская почта» и т. д.

Однако расчеты императрицы не оправда­лись. Позже Пушкин точно и метко сформули­ровал это: «Словесность отказалась за нею сле­довать, точно так же, как народ!» Очень скоро журнал Екатерины натолкнулся на неожидан­ное и резкое сопротивление со стороны сло­весности. В смелую борьбу с ним вступил еженедельный журнал «Трутень». Его изда­вал виднейший деятель русской литературы и общественности XVIII в. Николай Иванович Новиков. «Трутень», наиболее значительные критические выступления которого принадле­жали перу самого Новикова, стал подлинно боевым органом яркой и передовой социально-общественной сатиры своего времени.

Сатирический огонь «Трутень» открыл не по пороку вообще, а по отрицательным и безоб­разным явлениям русской самодержавно-кре­постнической действительности. В центре вни­мания журнала находился вопрос об отноше­ниях между дворянами-помещиками и крепост­ными крестьянами. Эпиграф «Они работают, а вы их труд ядите» раскрывал истинный смысл названия журнала и красноречиво указывал, что главной мишенью его сатиры является помещик-крепостник.

На страницах журнала на суд и осмеяние читателю была выведена целая галерея «боль­ших бояр», «титлоносных людей», наделенных выразительными, говорящими сами за себя

235