Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

окружающей действительности. Это зачастую сообщало литературе классицизма рассудочный характер. Создавая художественное произведе­ние, писатель старался всячески приблизиться к античным образцам и строго следовать специально разработанным для этого тео­ретиками классицизма правилам (см. ст. «Клас­сицизм во Франции»). Это стесняло свободу творчества. А обязательное подражание созда­ниям древнего искусства, как бы совершенны они ни были, неизбежно отрывало литературу от жизни, писателя — от его современности и тем самым придавало его творчеству услов­ный, искусственный характер. Самое же глав­ное, что общественно-политический строй эпо­хи классицизма, основанный на угнетении на­рода, никак не соответствовал разумным поня­тиям о естественных, нормальных отношениях между людьми. Особенно резко такое несоот­ветствие давало себя знать в самодержавно-крепостнической России XVIII в., где вместо просвещенного абсолютизма господствовал са­мый безудержный деспотизм. Поэтому именно в русском классицизме, который не случайно был начат сатирами Кантемира, стали усиленно развиваться обличительные, критические темы и мотивы.

С особенной силой сказалось это в послед­нюю треть XVIII в. — время дальнейшего усиления крепостнического гнета и тираниче­ской диктатуры дворян-крепостников во главе с императрицей Екатериной II.

Критическое отношение к бесправию, про­изволу и насилиям отвечало настроениям и интересам широких слоев русского общества. Общественная роль литературы все более повышается. Последняя треть века — наиболее цветущий период в развитии русской литературы XVIII столетия. Если в 30—50-е годы писате­лей можно было пересчитать по пальцам, то теперь появляются десятки новых писатель­ских имен. Писатели-дворяне занимают преоб­ладающее место. Но есть и немало писателей из низших классов, даже из числа крепостных крестьян. Возросшее значение литературы по­чувствовала сама императрица Екатерина II. Она начала весьма активно заниматься писа­тельской деятельностью, стараясь такими пу­тями расположить к себе общественное мнение, сама управлять дальнейшим развитием лите­ратуры. Однако она потерпела неудачу. На ее сторону стали немногие и по большей части малозначительные авторы. Почти все крупные писатели, деятели русского просвещения,— Н. И. Новиков, Д. И. Фонвизин, молодой

И. А. Крылов, А. Н. Радищев (см. статьи об этих писателях), автор комедии «Ябеда» В. В. Кап­нист и многие другие — вступили в смелую и энергичную борьбу с реакционным литературным лагерем Екатерины и ее прислужников. Борь­ба эта велась в очень тяжелых условиях. Про­изведения неугодных царице писателей запре­щались цензурой, а порой и публично сжигались «рукою палача»; их авторов жестоко пре­следовали, заключали в тюрьмы, приговари­вали к смертной казни, ссылали в Сибирь. Но, несмотря на это, передовые идеи, которыми было наполнено их творчество, все больше проникали в сознание общества.

Благодаря деятельности главным образом прогрессивных писателей замечательно обога­щается сама литература. Создаются новые ли­тературные роды и виды. В предыдущий период литературные произведения писались почти исключительно в стихах. Теперь возникают первые образцы художественной прозы. Стре­мительно развивается драматургия. Особенно широкий размах приобретает развитие сати­рических жанров (видов): усиленно пишутся сатиры не только в стихах, но и в прозе, сати­рические басни, так называемые ироикомические, пародийные поэмы, сатирические коме­дии, комические оперы и т. д. В творчестве крупнейшего поэта XVIII в. Державина (см. ст. «Г. Р. Державин») сатирическое начало про­никает даже в хвалебную, торжественную оду.

Сатирики XVIII в. еще следуют правилам классицизма. Но в то же время в их творчестве все более широко отражаются картины и обра­зы реальной жизни. Они носят уже не условно-отвлеченный характер, как в так называемых высоких жанрах классицизма (одах, траге­диях), а непосредственно взяты из современной им русской действительности. Произведения кри­тических писателей — Новикова, Фонвизина, Радищева — были прямыми предшественниками творчества основоположников русского крити­ческого реализма XIX в.— Пушкина, Гоголя,

Сатира XVIII в. еще ограничена в полити­ческом отношении. Резко обличая злонрав­ных помещиков, зверски обращающихся со своими крестьянами, сатирики не выступали против дикости и нелепости права одних лю­дей владеть другими людьми, как своим рабо­чим скотом. Бичуя произвол, насилие, взяточ­ничество, неправосудие, царившие в стране, сатирики не связывали их с порождавшим все это самодержавно-крепостническим строем. По словам замечательного русского критика Добролюбова (см. ст. «Н. А. Добролюбов»), они

231