Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

болгарской литературы восприняли на Руси, как позднее, в XIX и XX вв., традиции рус­ской литературы переняли и продолжили пи­сатели новой Болгарии.

Но, несмотря на близость, языки русский и болгарский все же отличались в древнейшую пору.

Сравните: болгарское «брег» и русское берег; болгарское «врата» и русское ворота; «глас» и голос; «праздный» и порожний и т. д. Со вре­менем в русском языке появились различия в значениях таких сходных слов. Так, болгар­ское «прах» и русское порох обозначали пер­воначально «пыль», но потом и у болгарского и у русского слова появились новые, дополни­тельные значения. Позднее они стали глав­ными и основными: «прах» стало означать останки умершего человека, а «порох» — взрыв­чатое вещество. Появление этих дополнитель­ных значений и оттенков слов обогащало рус­ский язык.

В дальнейшем; Русь расширяет связи с дру­гими народами. Появляется множество новых переводов с греческого, с латинского, с древ­нееврейского. А главное, создаются ориги­нальные русские произведения. Появление соб­ственных литературных произведений на Руси относится ко времени княжения Ярослава Мудрого, а возможно, и его отца Владимира Свя­тославича (X—XI вв.). В это время на Руси складываются даже новые виды литератур­ных произведений, которых не знала ни Болгария, ни Византия.

Одно из самых значительных явлений древ­ней русской литературы — летописи, появив­шиеся уже в первой половине XI в. Неправильно представлять себе русского летописца ста­риком отшельником, как пушкинский Пимен, записывающим из года в год только те события, современником которых он был.

Летописцы. Иллюстрация из древнего русского «Хроногра­фа» — сводного обзора всеобщей истории.

Летописцами становились и старые и молодые, монахи и лю­ди светские. Летопись своих походов и охот вел князь Владимир Мономах в конце XI — начале XII в. Один из дружинников вел лето­пись в Киеве в XII в.

Летописцы стояли в центре политической борьбы своего времени, были своего рода уче­ными. Они добывали исторические документы, разыскивали предшествующие летописи и древ­ние сочинения, соединяли их вместе в хроноло­гическом порядке и дополняли рассказом о со­бытиях последних лет. Так создавались обшир­ные летописные своды. Они охватывают исто­рию не только Руси, но и многих других наро­дов. В составе летописей дошли до нас такие превосходные литературные сочинения, как «Поучение к детям» Владимира Мономаха, «Житие Александра Невского», «Слово о житии и о смерти великого князя Димитрия Донско­го», «Сказание о Мамаевом побоище» (т. е. о Куликовской битве), «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина и многое другое.

Летописи составлялись в каждом крупном городе, а в некоторых городах их вели одновре­менно в нескольких местах. Списков с летописей сохранилось в наших рукописных хранилищах больше тысячи, хотя древние рукописи унич­тожались и во время войн, и при пожарах, и от небрежного хранения. Среди летописей есть краткие и очень большие (например, «Лицевой свод» 60—70-х годов XVI в., в котором десять больших томов и больше 10 000 иллюстраций).

Значение летописей очень велико. Русские люди узнавали из них историю родины, и это крепило их единство в годы феодальной раз­дробленности Руси, поднимало дух в борьбе с татаро-монгольским игом, с польско-швед­скими захватчиками в XVII в. Большое зна­чение имели летописи для формирования рус­ской литературы. Сжато и выразительно напи­санные, они учили наблюдать историческую действительность, находить связь между со­временностью и прошлым, отличать важное и значительное от мелкого и случайного.

Драгоценнейший памятник древнерусской литературы — «Слово о полку Игореве». Оно посвящено походу 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев.

На примере неудачи Игоря автор «Слова...» дает урок всем русским князьям, призывает

226