Генрик Сенкевич.

лизировано раннее христианство. Так было и в романе «Огнем и мечом» (1883—1884), от­крывшем трилогию о Польше XVII в., не­правильно, недоброжелательно изобразившем освободительную войну украинского народа и ее вождя Богдана Хмельницкого. Но уже в сле­дующей книге — трилогии «Потоп» (1886), в которой рассказано о шведском нашествии на Польшу, автор правдиво показывает справедливую, освободительную борьбу польского на­рода против захватчиков.

Иллюстрация А. Ф. Тарана к роману Г. Сенкевича «Крестоносцы».

Лучшим же историческим романом Сенке­вича стали «Крестоносцы» (1897—1900). Этот роман появился в годы, когда польское населе­ние на землях, захваченных Германией, под­вергалось гонениям колонизаторов, стремив­шихся его онемечить. Он напомнил о борьбе Польского государства против немецких псов-рыцарей, увенчанной победоносной Грюнвальдской битвой 1410 г.

Детская энциклопедия. Том 11. Язык. Художественная литература. Страница 206.

Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ЧЕШСКИЕ ПИСАТЕЛИ

С первых шагов чешская литература форми­ровалась как литература патриотическая, от­ражавшая волю народа отстоять независимость перед натиском немецких завоевателей, кото­рые издавна стремились подчинить себе богатые чешские земли. Патриотическим духом проник­нуты древние летописи-хроники, сказания и легенды. Славные страницы чешской культуры связаны с мощными антифеодальными войнами XV в. Тогда были созданы собрания (конционалы) боевых гимнов гуситов, последователей Яна Гуса в борьбе против жестокого угнетения феодалов, за реформу католической церкви. После поражения в битве на Белой Горе (1620) Чехия на три столетия подпала под австрийское господство. Чужеземцы на­саждали немецкий язык, сжигали книги на чешском языке. Этот мрачный период вошел в историю Чехии как «эпоха тьмы». Но и тогда народ не отрекся от родного языка, от родной литературы. Простые люди в городах и маленьких деревушках, собираясь тайком, читали хранимые в надежных тайниках древ­ние чешские книги и пели гуситские песни.

206