Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ЭМИЛЬ ВЕРХАРН (1855—1916)

Истинное дерзание стало творческим прин­ципом другого бельгийского писателя, сумев­шего привести своих героев к иным, нежели у Метерлинка, революционным выводам. Эмиль Верхарн — самый крупный поэт конца XIX —начала XX в. Его стихами, по свидетельству Н. К. Крупской, зачитывался Ленин. Первый переводчик произведений Верхарна на русский язык Валерий Брюсов писал, что Верхарн «принадлежит к числу писателей, именем которых означаются целые эпохи». И действительно, на пороге нового, XX в. великий бельгийский поэт уловил и с необычайной силой выразил револю­ционную суть нашего времени. В его пьесе «Зори» (1898) герой говорит: «Мы живем в пе­риод обновлений». Верхарну в совершенно ис­ключительной степени свойственно было ощу­щение движения и развития мира. «Горизонты в пути» — так мыслил себе современность поэт.

С гордостью писал Верхарн о новом чело­веке, о человеке-творце. Его поэзия как бы предугадала необычайный взлет творческих сил человека, поразительные открытия и достиже­ния наших дней. И первый в ряду настоящих людей у поэта — трибун, бунтарь. Бунтаря Вер­харн пытался изобразить и в революционной драме «Зори». И когда осенью 1913 г. Верхарн появился в России, его восторженно встретили пролетарские русские поэты. Нам понятна ис­ключительная популярность этой пьесы именно в России накануне и после Великой Октябрь­ской социалистической революции: русские революционеры видели в пьесе талантливого бельгийского писателя отражение тех револю­ционных зорь, которые становились реаль­ностью у нас в стране благодаря героической борьбе пролетариата.

К революционному пониманию жизни Вер­харн пришел не сразу. В 1883 г. он издал пер­вый сборник стихов «Фламандки». В нем от­разилось идиллическое представление поэта о народе и его участи. Скорее на картинах фла­мандских живописцев — мастеров XV—XVI вв., чем в реальной жизни, увидел поэт тех безза­ботных людей, которых нарисовал в своих ран­них стихах.

В самом конце 80-х годов Верхарн сопри­коснулся с поэзией символистов, которые все дальше уходили от действительности, от социаль­ной борьбы, от общественных обязанностей ис­кусства. Но Верхарн не потерял своего пути, он «не переставал наблюдать реальную жизнь», где

Эмиль Верхарн.

... Солома жалких крыш давно покрылась мхом,

Печные покосились трубы,

А с перепутий ветер грубый

Врывается сквозь щели в дом...

(Перевод Мих. Донского.)

Не в силах забыть о трагедии народа, поэт всем сердцем рвался

Туда, где над площадью нож гильотины, Где рыщут мятеж и набат по домам!

(Перевод В. Брюсова.)

Но пристальнее вглядываясь в жизнь, Вер­харн создает знаменитую социальную траге­дию. Она открывается поэтическими циклами («Поля в бреду», 1893, и др.), в которых показаны зловещие картины разорения деревни и с ред­кой силой отражена трагедия обнищания. За­тем у поэта возник символический образ го­рода-спрута — образ современного капита­листического города, пожирающего деревню и в то же время выковывающего в своих нед­рах будущее (сборник «Города-спруты», 1895).

Стремясь вместить весь мир в свою поэзию, Верхарн решительно ломает рамки и границы поэтических систем. Традиционный стих он со­единил со свободным стихом, создав свою неповторимую поэтическую систему.

И вот, выполнив завет родоначальника со­временной бельгийской литературы де Костера— «идти к народу, только к народу», Верхарн от­крыл путь к революционным зорям. Поэтому поэзия Верхарна воспринимается ныне как поэтическое предисловие к XX в., как подлин­но современная поэзия.

195