Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Правительство Бурбонов дважды, в 1821 и 1828 гг., привлекало Беранже к судебной от­ветственности, сажало его в тюрьму. Однако Беранже, предвидя последствия своих печат­ных выступлений, всегда сознавал «необходи­мость выстрела передового часового». По сло­вам поэта Ламартина, «песни Беранже были те­ми патронами, которыми стреляли в июльские дни» 1830 г.

Беранже писал о народе, о политической борьбе, бичевал Бурбонов, создавая яркие ре­алистические образы, как бы выхваченные из самой жизни. Рыжая Жанна, оставшаяся одна с тремя детьми (ее муж, браконьер, схвачен полицией); старый бродяга, проклинающий «по­рядочных» людей; солдаты наполеоновской ар­мии («Старый капрал»); школьный учитель; дворянин, вернувшийся из эмиграции в свое поместье в дни Реставрации; вельможи, минист­ры, беспринципные депутаты — герои песен Беранже.

Песни Беранже горячо встречали передовые читатели России. Великие русские революцио­неры-демократы Белинский, Добролюбов, Чер­нышевский высоко оценили народность и худо­жественное мастерство стихов Беранже, а поэт Курочкин стал одним из лучших его перевод­чиков.

ЭЖЕН ПОТЬЕ (1816—1887)

Эжен Потье выступил со своим первым сбор­ником стихов в четырнадцать лет.

Юный поэт откликнулся на события июль­ской революции 1830 г. Как революционно-демократический поэт Потье сложился в период февральской революции 1848 г. Он прини­мал участие в июньском восстании париж­ского пролетариата. В дни ожесточенных клас­совых боев Потье в своих стихах призывал снести обветшавшее здание старого общества, заявляя, что народ сам хочет стать «хозяином своей судьбы» («Старый дом на слом», «Народ»).

Эжен Потье.

В 60-х годах прошлого века Потье стал одним из организаторов французского рабочего движения. Во главе большой группы трудя­щихся он вступил в ряды I Интернационала.

Во время Парижской коммуны 1871 г. Потье избрали революционным депутатом Парижа. С оружием в руках он защищал на баррикадах дело Коммуны, а в дни террора, находясь в подполье, написал «Интернационал» (июнь 1871 г.). Несмотря на трагический исход борьбы коммунаров, Потье провозглашал право наро­дов на все блага мира, созданные их трудом. Нужно было обладать глубокой верой в ко­нечную победу пролетариата, чтобы в та­кой момент создать песню, ставшую впослед­ствии партийным гимном коммунистических и рабочих партий всего мира.

В. И. Ленин в своей статье о Потье отметил, что поэт «был одним из самых великих пропагандистов по­средством песни».

В 1888 г. бельгийский рабочий — компо­зитор Пьер Дегейтер написал музыку к «Интер­националу».

Самые большие и самые маленькие

В прошлом веке считалось, что самая маленькая книжка на свете издана в итальянском городе Падуе в 1896 г, В ней есть письмо Галилео Галилея, написанное в 1615 г. Книгу легко спрятать в кулаке, длина ее 15 мм а ширина 10 мм.

Позже в Майнце нашли библию размером 5X5 мм. Но и малютке биб­лии пришлось уступить место более миниатюрной книге.

В Японии издан сборник, содер­жащий 100 стихотворений. Размеры его 2,8x4 мм а толщина 1 мм. Книгу нужно читать с помощью особой лупы. А в ГДР есть книга, которую с трудом могут поставить на ребро трое сильных мужчин. Это географический атлас. Он содержит карты, вычерчен­ные от руки 300 лет назад. Вес атла­са 250 кг. А размеры его 1,75X1,15 м.

 

 

«Не оглядывайтесь. Посмотрите сюда! На стену!» Иллюстрация X. Н. Брауна к роману Ч. Диккенса

«Торговый дом «Домби и сын»,

«На ступенях паперти виднелась согбенная фигура человека...»

Иллюстрация Г. Г. Филипповского к роману Ч. Диккенса «Давид Копперфильд».

Том и Бекки в пещере.

Иллюстрация Г. П. Фитингофа к роману М. Твена «Приключения Тома Сойера».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иллюстрации К. А. Кибрика к повести Ш. де Костера «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке»,

Тиль Уленшпигель.

Тиль Уленшпигель и его верный слуга Ламме Гудзак.

«Республика в опасности!» Иллюстрация П. Л. Бунина к роману В. Гюго «Девяносто третий год».

 

 

ПИСАТЕЛИ БЕЛЬГИИ

ШАРЛЬ ДЕ КОСТЕР (1827—1879)

В последние дни 1867 г. в столице Бельгии — Брюсселе появилась книга «Легенда о героиче­ских, забавных и славных приключениях Улен­шпигеля и Ламме Гудзака во Фландрии и других странах». Автор этого романа Шарль де Костер дотоле был почти неизвестен, хотя и написал уже несколько произведений. «Ле­генда об Уленшпигеле...» вскоре получила все­народное признание. Однако сам де Костер так и не узнал об этом — он умер в одиноче­стве и нищете.

А ведь он, по словам великого бельгийского поэта Верхарна, «создал первую книгу, в кото­рой наша страна себя обрела». Действительно, до Шарля де Костера в истории мировой ли­тературы едва ли встретишь имя бельгийского писателя. И в этом нет ничего удивительного. Долгие годы на бельгийской земле хозяйни­чали оккупанты — то испанцы, то австрийцы, то французы, то голландцы. Независимым го­сударством Бельгия стала лишь после рево­люции 1830 г.

С этого времени писатели страны начали борьбу за развитие национальной литературы. Им пришлось преодолевать давно укоренив­шееся рабское подражание иностранным об­разцам и безразличие бельгийской буржуазии к такому малодоходному занятию, как лите­ратура.

Среди писателей-демократов выделялся та­лантом Шарль де Костер. «Дерзайте, будьте революционерами!»— этот призыв молодого пи­сателя прозвучал в тогдашней Бельгии необы­чайно смело. Именно революционная дерзость обрекла большого писателя на нищету и без­вестность в королевской Бельгии, но она же высоко подняла его над остальными соотече­ственниками-литераторами.

Де Костеру принадлежат мудрые слова: «На­род умирает, если забывает о своем прошлом». В «Легенде об Уленшпигеле...» он воссоздал то прошлое, которое считал залогом существо­вания народа: наиболее славную и героиче­скую страницу бельгийской истории, эпоху Нидерландской революции, время самоотвер­женной борьбы народа против испанских угне­тателей и мрачной деспотии церкви.

Герой книги — Тиль Уленшпигель, люби­мый персонаж народных преданий, неутоми­мый весельчак и балагур. В начале романа он

просто озорник. Вот он дразнит святош, вот подшучивает над монахами, его выдумкам нет конца. Но к веселым проделкам героя писатель дает зловещий аккомпанемент: на родной земле Тиля бесчинствует враг, рубят головы тем, кого до отчаяния довел голод, сжигают и гра­бят города. В страшных муках гибнет от рук палача отец Тиля.

И Тиль из бездумного весельчака становит­ся народным мстителем. Как вихрь носится отважный герой по родной земле. Его неисто­щимая изобретательность превратилась в ору­жие революционера. Обманывая сыщиков, рас­правляясь с палачами, он поднимает народ на борьбу, сам как бы символизирует силу и бес­смертие народа. Если Тиль Уленшпигель — зеркало народа (шпигелъ — по-фламандски «зеркало»), то подлинным зеркалом народного бытия стал роман в целом. В галерее нацио­нальных типов, созданных великими художни­ками всех стран, отныне на равных правах появились бессмертные образы бельгийцев Тиля и Ламме.

После появления «Легенды об Уленшпи­геле...» в стране одна за другой публиковались книги, которые «открывали Бельгию», с лю­бовью изображая ее пейзажи, быт и нравы жи-

193