Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Иллюстрация А. Д. Гончарова к сборнику «Избранные стихотворения»

Г. Гейне.

ции) на родине, и плодом этой поездки явилась самая боевая его сатирическая поэма «Герма­ния. Зимняя сказка». Неистощимо остроумие поэта, особенно когда он говорит о темных силах Германии. Он бичует феодальный ре­жим, высмеивает немецких обывателей, изде­вается над прусской военщиной. Запоминается фантастическая сцена — встреча поэта с ле­гендарным германским императором Фридри­хом Барбароссой (Ротбартом). Поэт рассказы­вает Ротбарту, проспавшему несколько веков, о событиях последнего столетия, и прежде все­го о французской революции, объясняет, что такое гильотина и как с ее помощью французы покончили с монархией...

Поэма Гейне была грозным напоминанием о революции. И здесь же поэт впервые так от­четливо и вдохновенно выразил свою социали­стическую мечту. Церковной проповеди цар­ствия небесного он противопоставляет убеж­дение, что рай надо создавать здесь, на земле:

При жизни счастья нам подавай! . .

Довольно слез и муки!

Отныне ленивое брюхо кормить

Не будут прилежные руки.

(Перевод В. Левика.)

Это и была его «новая песнь, лучшая песнь», которую, «ликуя, поют миллионы».

* * *

В 40-е годы в немецкую литературу прихо­дит новое поколение поэтов и писателей. Для

них эпоха романтизма в прош­лом. Их уже не волновала судь­ба голубого цветка или музы­кальные страдания гофмановского героя. Вся страна при­ходила в движение. Близилась революция. Политические во­просы становились главными и в жизни и в литературе.

«Одна ласточка не делает весны, — писала «Рейнская га­зета», самый передовой орган тогдашней Германии, — но столь­ко певцов, которые одновремен­но выступают и, не сговарива­ясь, поют на один мотив, — явный признак перемены пого­ды».

Один за другим появляются сборники политических стихот­ворений (чаще всего они пе­чатались за границей и тайно ввозились в Германию). Широ­кое признание завоевала небольшая книжечка Георга Гервега «Стихи живого человека» (1841). В ней звучал боевой призыв к согражданам взяться за оружие и покончить с тиранией. Пламенный пафос Гервега увлекал молодежь. В годы, когда назревал общественный пере­ворот, перед каждым честным поэтом вставал один грозный вопрос: «Ты раб иль гражданин? Подумай и решись». Эти слова также принад­лежат Гервегу, и стихотворение называется «Партия».

Тогда в предреволюционных спорах, в столк­новении разных мнений и возникло понятие партийности, хотя в Германии еще не было никаких партий:

Эй, панцири на грудь!

Ни шагу без отваги!

Преграды, словно вихрь, сметайте на пути!

Всех вечных помыслов разрозненные флаги

К знаменам партии должны мы принести.

(Перевод Н. Вержейской.)

В середине 40-х годов Маркс и Энгельс начали разрабатывать свое великое учение, а в канун революции 1848 г. был создан «Союз коммунистов» — первая партия революционно­го пролетариата.

Не случайно поэтому в Германии тогда на­ряду с такими поэтами, как Гейне и Гервег, выступили первые поэты рабочего класса. Са­мый значительный среди них — Георг Веерт.

172