Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

некая фея вложила ему несколько золотых волос. И когда Бальтазар вырвал золотые во­лосы у Цахеса, всеобщее наваждение было раз­рушено. Так, в фантастической форме было пред­ставлено одно из главных уродств буржуазного правопорядка: обладание золотом не только дава­ло власть, но и позволяло присвоить то, что со­здавали другие.

Мраку окружающей жизни Гофман мог противопоставить только свою мечту. В одном из своих поэтических рассказов — «Мартин-бо­чар и его подмастерья» (1818) — Гофман облек мечту о счастливой гармонии искусства и ремесла в живые образы.

В рассказе изображены люди, которые влюб­лены в свое ремесло, они находят в труде ра­дость и счастье, при этом заботятся не только о пользе, но и о красоте. Своим трудом они укра­шают жизнь, ибо любят прекрасное и сами создают его... Это была романтическая мечта, и никто из современников Гофмана не мог бы ответить на вопрос, осуществится ли когда-нибудь такая мечта.

Но время шло. Через восемь лет после смер­ти Гофмана, в июле 1830 г., народ Парижа покончил с режимом Реставрации. Июльская революция во Франции сразу приобрела международное значение: она нанесла мощный удар по той реакционной системе, которая была установлена в Европе после победы над Наполеоном. Революция вселила надежды в сердца многих в тогдашней Европе. Началось демократическое движение и на немецких зем­лях.

Сперва выступали одиночки, наиболее сме­лые и проницательные люди, а спустя десяти­летие, в 40-х годах, общественный подъем в стране приобрел широкий размах. Германия медленно, но неотвратимо двигалась навстречу буржуазно-демократической революции.

ГЕОРГ БЮХНЕР (1813—1837)

Среди немецких революционных демократов 30-х годов нельзя не вспомнить Георга Бюхнера — одного из первых немецких реалистов XIX в. Девизом его была правда в искусстве, и вели­кий пример реализма он видел в народной песне и в творчестве Шекспира.

Бюхнер — активная натура. Он принял энергичное участие в организации тайного об­щества и составил листовку, призывающую крестьян к восстанию. В листовке прозвучал

знаменитый призыв: «Мир — хижинам! Война— дворцам!»

Тайное общество разгромили, Бюхнер бежал и вскоре умер в эмиграции. За свою короткую жизнь он успел написать немного. Но это немногое отмечено печатью гения.

Бюхнер оказался проницательнее многих своих современников. В феодальной стране, которая только готовилась к буржуазной рево­люции, он уже ясно представлял себе противо­речивость и слабость этой революции. Приме­чательна его драма «Смерть Дантона», передаю­щая динамику событий и показывающая разные слои французского революционного общества.

Уже сам выбор такой темы — большая смелость. Ведь в Германии не только дворяне, но и буржуа были смертельно напуганы сме­лыми действиями парижских санкюлотов. Вну­шал им страх и Дантон — один из самых энер­гичных вождей революции, отправивший на гильотину Людовика XVI.

Но Бюхнер отнюдь не прославляет Дантона. Наоборот, он разоблачает его за то, что он не был последовательным революционером. Дан­тон считал, что цель достигнута — монархия разрушена и создана республика.

Для тогдашней Германии и такая программа была бы очень смелой. Но Бюхнер идет дальше. Он судит Дантона, уже опираясь на опыт XIX в., когда победившая в Англии и во Фран­ции буржуазия раскрыла свою эгоистическую антинародную сущность. И Бюхнер мечтает о народной революции, которая принесет по­беду не богачам, а людям труда.

ГЕНРИХ ГЕЙНЕ (1797—1856)

Сложный путь прошел поэт немецкой рево­люционной демократии Генрих Гейне. Миро­воззрение его противоречиво. Он называл себя солдатом революции, но временами отстранял­ся от борьбы и объявлял себя только поэтом, который поет вольную песнь и не хочет ни от кого зависеть.

По словам Маркса, он умнейший человек своего времени. Гейне много видел и многое понимал, вобрав в себя огромный обществен­ный опыт эпохи. С 1831 г. он жил в Париже, этом городе революций, и сумел оценить самые передовые идеи того времени, например учение утопического социализма Сен-Симона. Особен­но знаменательной стала для него встреча в Па­риже с молодым Марксом (в 1843 г.).

170