Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Поэты-дворяне, такие, как Новалис, враж­дебно относились к новым общественным поряд­кам, которые были установлены после победы буржуазной революции во Франции. Они болез­ненно переживали крушение старых, феодаль­ных устоев. Им хотелось остановить время, сохранить незыблемыми и старинные замки, и патриархальные нравы, и покорный народ.

У Новалиса средневековая Европа представ­лена в счастливой гармонии. Нет никаких про­тиворечий. Царит классовый мир... Такова романтическая картина прошлого, сказка, при­думанная поэтом, чтобы отвратить взор от всего, что пугало и возмущало его в современном окружающем мире.

В начале XIX в. германские земли завоевали наполеоновские войска. Не надо забывать, что если Наполеон был завоевателем, то солдаты его — бывшие участники революционных войн. Гейне недаром писал, что он учился француз­скому языку у наполеоновского барабанщика. Он имел в виду, конечно, язык французской революции. С уважением отнесся к Наполеону и Гёте — он не поддержал войну против Фран­ции, потому что она велась немецкими князьями во имя сохранения старых, феодальных поряд­ков. И когда французы были изгнаны, на гер­манских землях воцарилась реакция.

Именно в эту мрачную пору создал причуд­ливые, смешные и одновременно трагические книги крупнейший немецкий романтик — Эрнст Теодор Амадей Гофман.

ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ ГОФМАН (1776—1822)

Гофман был необыкновенно одаренный чело­век, и, вероятно, он не сразу бы ответил, если бы его спросили о главном призвании. Известно, что музыка была его страстью. Трудно назвать другого писателя, у которого музыкальные образы были бы так осязательно живы, так красочно убедительны. Среди его героев много музыкантов, и почти каждый из них действует как одержимый гармонией звуков. В этом смыс­ле герои похожи на автора.

Темпераментный исполнитель и дирижер, Гофман сам был незаурядным композитором. Самое значительное его музыкальное произве­дение — опера «Ундина», к сожалению, сохра­нившаяся только в отрывках. Некоторое время Гофман работал в театре. Он не только дири­жировал, но и писал декорации для сцены.

Живопись и графика были так же его призва­нием.

Но самое удивительное то, что Гофман по­лучил юридическое образование и почти всю жизнь проработал в канцеляриях судебного ведомства. Читатели нередко удивляются, как странно переплетаются у него реальные и фан­тастические картины. Но Гофман сам жил как бы двойной жизнью. Днем он исправный и акку­ратный человек, его окружает будничная проза обыкновенной жизни: юридические бумаги, про­сители по судебным делам, письмоводители, столоначальники и советники разных рангов. В свободное время он увлеченно отдается музыке, а по ночам пишет повести и рассказы, в которых обязательно происходят какие-то невероятные события. Вот студенту Ансельму приснились три золотисто-зеленые змейки, и в одну из них — среднюю — он влюбляется. Выясняется, что это дочери царя Саламандра. А кто такой царь Саламандр? Им оказывается самый обыкновенный городской архивариус

«Ноты ожили, засверкали и запрыгали...» Иллюстрация А. И. Кравченко к роману Э. Т. А. Гофмана «Крейслериана» .

168