Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Мольер.

общества считали театр «дьявольской поте­хой» и натравливали на него католическую цер­ковь. Мольер понимал, какое зло несут святоши, и ополчился против них в комедии «Тартюф, или Лицемер» (1664). Общество добилось за­прещения пьесы; попы требовали, как гово­рилось в одном из писем королю, «для этого де­мона в телесной оболочке... примерной, вели­чайшей и всенародной пытки и даже сожжения на костре, который явился бы для него пред­вестником адского огня».

«Тартюфам удалось ловко втереться в ми­лость вашего величества, и оригиналы доби­лись запрещения копии» — так писал Мольер в жалобе на имя короля. Но запрет не сняли. Тогда Мольер переделал свою комедию, ли­шил своего героя духовного сана, переимено­вал его из Тартюфа в Панюльфа и даже всю пьесу назвал иначе — «Обманщик». Премьера состоялась в 1667 г. и прошла с огромным успе­хом, но на другой же день комедию вновь за­претили. Парижский архиепископ объявил, что всякий актер, исполняющий роль в мольеровской пьесе, будет отлучен от церкви. Прошло еще полтора года — наконец-то ценой некото­рых уступок Мольер победил и «Тартюф» утвердился на сцене. В этой пьесе действует хитрый пройдоха и ханжа Тартюф. Он посе­ляется в доме богатого буржуа Оргона, опуты­вает хозяина лестью и ложью, соблазняет дочь и жену своего благодетеля и вымогает дарст­венную на все имущество; Тартюф терпит крах только благодаря вмешательству справед­ливого государя — эта концовка, до смешного

искусственная, понадобилась Мольеру, чтобы заручиться поддержкой короля.

В битве за «Тартюфа» Мольер победил. Но когда он умер, церковники запретили даже хоронить его тело на «освященной земле» клад­бища, и великого поэта, драматурга, актера ночью зарыли за кладбищенской оградой.

ЖАН ЛАФОНТЕН (1621—1695)

Среди придворных Людовика XIV, щего­лявших в пудреных париках и раззолоченных камзолах, был и Жан Лафонтен. Внешне он мало чем отличался от своих собратий: изящно кланялся, целуя ручки светским дамам, лю­безно улыбался герцогам и маркизам, писал в альбомы придворным красавицам изыскан­ные рифмованные комплименты. Но именно этот человек был тем, кто рядом с Мольером создал самую широкую, чуть ли не всеобъем­лющую картину нравов своей эпохи. Правда, он создал ее в иносказательной форме. И все же современники и потомки в баснях Лафонтена без труда узнавали людей XVII в., при­дворных шаркунов и лизоблюдов, хищных и алчных феодалов, трусливых королевских подлипал, коварных лицемеров и ханжей, тру­долюбивых и забитых крестьян... В двенадца­ти книгах басен Лафонтена, созданных на протяжении 26 лет (1668—1694), перед нами вереницей проходят все без исключения обще­ственные типы эпохи — от крестьян до самого короля.

Во главе звериного царства Лафонтена — Лев, царь зверей, многими чертами напоми-

Иллюстрация П. Л. Бунина к комедии Мольера «Тартюф, или Лицемер» .

139