Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Жан Расин.

себя. Людовик XIV понял, что тиран, выведен­ный в трагедии Расина, — это он, король Фран­ции. Недавнему любимцу Людовика запретили появляться при дворе. После «Гофолии» Расин уже ничего не писал для театра. Он умер не­навидимый теми, кто прежде восхвалял и воз­вышал его гений.

МОЛЬЕР (1622—1673)

По преданию, Людовик XIV спросил однаж­ды поэта Буало, кто из современных поэтов будет более всех славен в грядущих поколениях и таким образом обессмертит его царствование. Буало назвал Мольера. Король будто бы отве­тил: «Я не думал этого, но вы больше меня смыс­лите в этом деле».

Мольер (Жан Батист Поклен) пользовался симпатией короля, который считал его весель­чаком, балагуром, скоморохом, но уж никак не великим драматургом. А ведь Буало оказался прав: среди всех писателей блистательного XVII в. Мольеру была суждена самая прочная посмертная слава. И в наше время почти не найдешь театра, даже самодеятельного, в ко­тором не ставились бы «Тартюф» или «Смеш­ные жеманницы», «Скупой» или «Дон-Жуан», «Жорж Данден» или «Мещанин во дворянстве». Сатира Мольера, направленная против пороков человеческого общества, против лицемеров,

скупцов, ханжей, крючкотворов, оказалась бес­смертной.

Мольер, в отличие от Корнеля и Расина, изображал своих современников, их быт и нра­вы, которые он прекрасно изучил. Недаром он тринадцать лет, с 1645 по 1658 г., бродил по Франции с театральной труппой, играл самые разнообразные роли, общался с людьми всех сословий и наблюдал жизнь простонародья в городах и деревнях, на ярмарках, на посто­ялых дворах, в зрительных залах. В 1658 г. бродячая труппа Мольера обосновалась в Па­риже, получила театральное помещение. Мо­льер продолжал оставаться главным актером своего театра, а кроме того, и драматургом — за тринадцать лет он сочинил для своего теат­ра тридцать пьес.

В них он изобразил представителей самых различных слоев населения Франции. Стряп­чие и священники, вельможи и врачи, писатели и актеры, лакеи и откупщики, учителя и девицы на выданье, скучающие богатые бездельницы и молодые великосветские хлыщи — все они прошли перед глазами зрителей. В зрительном зале одни испытывали восторг, другие негодо­вали, требовали запретить пьесу, уничто­жить и ее и автора. Что же удивительного? Как могли не бушевать распутные дворяне, видя на сцене безжалостного совратителя и дерзкого богохульника Дон-Жуана («Дон-Жуан», 1665)? Как могли они спокойно слу­шать обвинения в лицемерии и фальши, бро­шенные по их адресу смелым мыслителем Альцестом («Мизантроп», 1666)? Как разбогатев­шие горожане, спесивые буржуа могли спо­койно терпеть остроумные издевательства над мещанином Журденом, стремящимся вылезть из грязи в князи («Мещанин во дворянстве», 1670)?

Мольер боролся в каждой своей комедии против тех, кого он считал врагами Франции. А эти враги, хозяева страны, узнавали себя в героях комедии и мстили драматургу за нане­сенное им оскорбление. И все же Мольер был бесконечно сильнее их, потому что за ним бы­ло будущее.

Вот один из эпизодов борьбы Мольера. В то время во Франции существовала мощная, хотя и тайная, церковная организация — «Об­щество святых даров», которую современники называли «заговором святош». Ее члены про­никали во все круги общества, главным обра­зом в семьи состоятельных французов, и в по­исках еретиков шпионили, выведывали, выню­хивали, писали кляузы и доносы. Агенты этого

138