Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Ронсар не столько этими торжественными пес­нопениями, сколько стихами о любви и радо­стях жизни:

Когда сложить я должен славословье, Превознести сиятельных владык, Не хочет повернуться мой язык. Но о любви я говорю с любовью И для любви всегда найду слова.

(Перевод И. Эренбурга.)

В сонетах и стансах Ронсара перед современ­никами появился человек со своим особым характером, с глубокими переживаниями, по­рывами к счастью, со своим иногда грубова­тым юмором, с удивительной, во французской поэзии еще небывалой музыкальностью. В од­ном из сонетов Ронсар предсказал любимой им женщине бессмертие. Он оказался прав: простая крестьянка Мария Дюпон, которой Ронсар посвятил сборник «Любовь к Марии» (1555), вот уже четыреста лет живет в памяти потомков благодаря стихам, обессмертившим ее юную красоту, лукавство, девичью стыдли­вость и даже окружавший ее сельский быт и природу.

Ронсар многое сделал для обогащения фран­цузского языка, который, как оказалось, спо­собен выражать тончайшие оттенки чувств и мыслей. «Плеяду» особенно заботили судьбы родного языка: ведь расцвет культуры непременно требует гибкой, богатой, яркой речи. Соратник Ронсара — Жоаким дю Белле выска­зал эти идеи «Плеяды» в сочинении «Защита и прославление французского языка» (1549), где утверждал, что язык французов ни в чем не уступает греческому и римскому, что на этом языке можно и должно создать великую поэзию.

«Чего ради мы так восхищаемся другими? — писал дю Белле.— Чего ради так несправед­ливы по отношению к самим себе? Чего ради просим подаяния у иноземных языков, словно стыдимся своего собственного?»

Ронсар в блестящих стихах воплотил эти мысли своего друга. Впрочем, и сам дю Белле был прекрасным поэтом. За свою короткую жизнь (дю Белле умер тридцати восьми лет, в 1560 г.) он создал стихотворения, ставшие хрестоматийными во французской поэзии. Со­неты дю Белле считаются образцовыми.

Для Франции Возрождение — эпоха радо­стного взлета, но в то же время и многих тра­гических разочарований. Король Франциск I, поддерживавший гуманистов, внезапно пере­шел на сторону реакции и не только утвердил инквизицию, но и ... запретил книгопечатание (1547). Однако движение истории остановить нельзя: писатель Рабле и философ Монтень, поэты Ронсар и дю Белле сделали свое дело. К средневековому мраку возврата не было. В небе Франции уже горели новые звезды — звезды «Плеяды».

ВОЗРОЖДЕНИЕ В ИСПАНИИ

В VIII в. арабы завоевали Испанию. Освобо­дительная война испанцев шла с переменным успехом, и только в конце XV в. Пиренейский полуостров был освобожден от арабского господ­ства и на нем, кроме Португалии, образовалось самостоятельное государство — Испания.

В конце XVI —начале XVII в. литература и театр, живопись и архитектура в Испании достигли небывалого расцвета. Испанское на­циональное искусство, особенно в период позд­него Возрождения, дало на редкость полное отражение своего времени. Гениальный творец «Дон-Кихота» Сервантес, драматург Лопе де Вега творили не одни: в те же годы Греко и Веласкес, Сурбаран и Мурильо своей живописью завоевали признание среди гуманистов дру­гих стран.

В XVI в. в Испании широко распростра­няются рыцарские романы — жанр, уже забы­тый в других странах. Они идеализировали средневековых рыцарей с их необычайными, сказочными приключениями, воспитывали пре­клонение перед феодальным миром. Но идеаль­ная картина рыцарских турниров и поединков, необыкновенных страстей и добродетелей не со­ответствовала жестокой действительности.

Перед гуманистической литературой Испа­нии встала задача — преодолеть влияние ры­царских романов, которые уводили от позна­ния действительной жизни.

Величайшим писателем-гуманистом Испа­нии, одним из самых замечательных реалистов в литературе Возрождения был гениальный Мигель Сервантес де Сааведра.

130